Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 19447 
страниц: 44728 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |








категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма

Сколько это длилось, не знаю, я сосал, уже привыкнув к нему, когда ты вдруг напрягся, и что-то солоноватое брызнуло мне в рот. Я от прянул и увидел как тонкой струйкой что-то вырвалось из него и попало тебе на рубашку. И я почему то понял, что это другое, и снова наклонился и попробовал это, и продолжил сосать. Вдруг ты отстранил меня, настойчиво, не глядя на меня, натянул брюки и молча вылез на крышу. А я продолжал сидеть, уже один, взволнованный и вдруг испуганный.
[ Читать » ]  

Когда она вошла в квартиру, оказалось, что родителей дома нет, и что они уехали к родственникам за город и сегодня не будут. В квартире кроме Кости оказалось еще человек восемь из класса. Громко играла музыка. Она хотела было уже повернуть назад, но кто-то закрыл дверь на замок, а ключ вынул.
[ Читать » ]  

Женщина начала биться так сильно, что Фэйлрош стал сомневаться, способен ли живой человек выдержать такое. Язычки пламени у свечей в изголовье женщины заискрились и стали зелёным. А демон читал заклинания всё громче и громче. И вот, когда его голос почти перешёл в крик, он вновь положил обе руки на живот несчастной женщины. Вдруг его шарахнуло словно какой-то ударной волной. Он отлетел на три метра и ударился в стену... А с кровати, где лежала женщина, вдруг поднялось бородавчатое рогатое чудовище!
[ Читать » ]  

Мы взяли одеяло, на тот случай если будем трахаться на полу, и пошли туда. Там произошел следующий эпизод совершенно нового для меня опыта - анальный секс. До этого раза, я уже раньше засовывал в попку себе пальцы и всякие штуки, но сейчас все было все по другому. . Мы зашли в ванную, постелили одеяло на пол, но ложится не стали. Мы стояли друг напротив друга целовались и дрочили друг у друга члены, через некоторе время я сказал:
[ Читать » ]  

Рассказ №0750

Название: Дендрик
Автор: Дмитрий Лычёв
Категории: Странности
Dата опубликования: Понедельник, 29/04/2002
Прочитано раз: 27283 (за неделю: 13)
Рейтинг: 89% (за неделю: 0%)
Цитата: "Ромку я знаю давно. Еще будучи призывником, гуляя с собакой, я приметил в своем дворе светловолосого первоклашку в сопровождении молодого, красивого и вечно резвящегося ризеншнауцера. Мальчишка был не по годам развит. Читал в то время модного Дрюона с его проклятыми королями и удивительно зрело рассуждал на вечные темы любви, преданности и измены. Меня в этих дрюоновских книжках волновал только казненный в задницу Эдуард Второй, но говорить об этом с первоклассником не хотелось. Мы часто встреча..."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Ромку я знаю давно. Еще будучи призывником, гуляя с собакой, я приметил в своем дворе светловолосого первоклашку в сопровождении молодого, красивого и вечно резвящегося ризеншнауцера. Мальчишка был не по годам развит. Читал в то время модного Дрюона с его проклятыми королями и удивительно зрело рассуждал на вечные темы любви, преданности и измены. Меня в этих дрюоновских книжках волновал только казненный в задницу Эдуард Второй, но говорить об этом с первоклассником не хотелось. Мы часто встречались во дворе, я в очередной раз издевался над Ромкой по поводу того, что мой пес был его тезкой, и он, обиженный уходил в другой двор. О чем, спрашивается, мы тогда могли говорить?
     Прошло десять лет. В один из своих частых приездов в Москву я встретил его во дворе. Все было, как и десять лет назад, только ризеншнауцер успел стать за это время дряхлым и мерзким кобелем, а Ромка - юным красивым парнем. Светлая челка упала на лоб, когда он отнимал у пса палку. Круглая попочка в обтягивающих джинсах не могла волновать только его дурного кобеля. Отобрав палку, Ромка выпрямился и посмотрел на меня глазами цвета морской волны. Прищурился, чтобы лучше рассмотреть. Было видно: он копошится в памяти, пытаясь извлечь из нее недр мой образ давней давности. По его мягкой улыбке я понял, что ему удалось вспомнить и Дрюона, и наши рассуждения о любви и смысле жизни. Да и меня заодно. Он обнажил белоснежные зубы и протянул руку.
     Я: Привет!
     Он: Привет!
     Я: Давно не виделись.
     Он: Да, давно не виделись.
     Я: Пошли в лес.
     Он: Пошли.
     Я: Подожди, я только за тезкой твоим сбегаю.
     Он: А ты не меняешься.
     Я: Зато ты меняешься.
     Мы в лесу. Вернее, в Измайловском парке. Углубляемся. Псы резвятся, совсем как молодые, то скрываясь в дебрях, то внезапно появляясь с другой стороны, постоянно меня пугая. Мы молчим. Ромка все время озирается по сторонам. А там ничего интересного - кругом деревья. Я пытаюсь поймать его взгляд, но он не смотрит вперед. Поэтому и натыкается на моего Ромку.
     Я: Э-э, ты осторожней, другана моего старого зашибешь!
     Он: Извините. Оба.
     Пауза. А потом:
     - Дим, а хочешь, я познакомлю тебя со своим лучшим другом?
     Я: С ризеном твоим я уже знаком. Большую часть жизни... Его...
     Он (перебивая): Да нет, не с ним.
     Я (с интересом): Ну.
     Мы сворачиваем на другую, более узкую тропинку. Я все гадаю, где ж здесь друзья-то могут быть. Ромка останавливается около старого большого дуба.
     Он: Привет!
     Я: Привет!
     Он: Да я не тебе.
     Я: А кому?
     Он (кивая на дуб): Ему.
     Я: Та-ак, приехали. Это он, что ль, твой лучший друг?
     Он: Да.
     Я: В детстве я тоже любил абрикосовое дерево в саду у бабки. Но это из-за вкусных абрикосок. А ты, что, желуди... того...
     Он: Нет, ты не понимаешь. Он... он не просто мой друг... Мы любим друг друга...
     Я (повторяясь): Та-ак. Ладно, когда ты его - это понятно... почти,.. но он-то... Он, что, тебе сам об этом сказал?
     Он: Ты опять неудачно пытаешься пошутить. Я чувствую это.
     Ромка обнимает дерево, прижимается к нему грудью, упирается лбом в толстую кору и закрывает глаза. Я стою, глядя на всю эту порнуху, не в силах издавать звуки. Как полуживой магазинный карп, ловлю ртом воздух. Ризеншнауцер, видимо, не в первый и даже не в сотый раз пришедший на это место, преспокойно укладывается неподалеку. Мой пес где-то шляется, но сейчас он меня совершенно не волнует. Ромка (тот, который человек) не меняет своего положения.
     Я: Ты что там, медитируешь?
     Он: Нет.
     Я: А что тогда, любовью, что ли, с ним занимаешься?
     Он: Что-то в этом роде. Ладно, пойдем. Ты первый, кого я сюда привел. Я не знал, что в чьем-то присутствии не смогу. До свидания.
     Я: Гуд бай. Он английский-то понимает?
     Он: Он все понимает. И вовсе не обязательно говорить. Даже на английском.
     Ромка опять закрывает глаза и нежно целует своего дружка. Я выискиваю в кустах пса и искоса наблюдаю за идиллией. Ромка, пройдя несколько шагов, поворачивается к дубу и машет ему рукой.
     Я: Ладно, ты как кот ученый, который и днем, и ночью... Давно это у тебя? И как вааще это называется?
     Он: Это называется дендрофилией. Это... когда любовь к деревьям... Но не такая любовь, как у юннатов там или "зеленых". Точнее, это, наверно, дендросексуальность. Это... когда... любовь не к деревьям, а с деревьями. Еще это называется лигноманией, только мне это не подходит. А так,.. я даже себя Дендриком называю. Нравится?
     Я: Мне в тебе все нравится...
     Он: Ну а давно ли это? Не знаю, все как-то постепенно пришло, я не могу назвать точную дату. Это не так, что я проснулся, пошел в парк искать любовника, нашел этот дуб и влюбился. Помню, еще в детстве я любил смотреть передачи о природе. Постоянно засматривался на деревья. А однажды, пару лет назад, я сильно поругался с мамой, пошел гулять в парк, набрел на этот дуб, обнял его и начал рассказывать... И о том, что мама была ко мне несправедлива, и о том, что я не знаю, что мне делать... И я почувствовал, что он не только понимает меня, но и пытается как-то успокоить. Я это понял, потому что действительно начал быстро успокаиваться. Листья как-то по-другому шелестели, ствол стал мягким, а из щели в коре, которая до этого была сухой, полился сок...
     Я: Я его понимаю и даже завидую. Если бы ты так ко мне прислонился, из меня тоже бы полился сок. Он что, заплакал или кончил?
     Он: Не знаю. Но, успокоившись, я начал сильно возбуждаться. Я не делал никаких движений, просто обнял его и прислонился губами к той щели. Я почувствовал его силу, мне казалось, что он начинает овладевать мной физически... И я кончил...
     Я: Так, я бы это классифицировал как пассивная геронтофильная гомодендросексуальность... А девушки там, березки всякие, тебя не привлекают?
     Он: Березки? Нет. Они какие-то жеманные, кокетливые. И вообще, кроме моего дуба меня никто не привлекает...
     Я: Я бы сказал, "ничто". Или ты имел ввиду всех остальных? Людей, собак и так далее? У тебя вообще был секс с девчонкой или с парнем?
     Он: Да, у меня была девчонка. Несколько раз я спал с ней. Я не скажу, что мне было как-то неприятно. Но я вновь ощутил пустоту в душе и спустя два месяца пришел к моему любимому. И он начал ревновать. Когда я обнял его, я почувствовал, что он всеми силами старается меня оттолкнуть. Я понял: он знает, что у меня был кто-то другой, что он ревнует. И я попросил меня простить. Он простил. Листвой он не шумел, была зима, но я слышал, я чувствовал, как внутри него что-то пульсировало. Билось, как сердце... И он снова овладел мной...
     Я: Надо же, и эти тоже ревнуют! Хорошо, что хоть отходчивы.
     Он: Я бы так не сказал. Этой весной я влюбился в другого. Он растет неподалеку. Молодой клен, лет двадцать. Однажды я проходил мимо него и почувствовал, что он зовет меня. В душе похолодело. Я попытался проверить, отошел немного. Но по-прежнему ловил исходящие от него волны. Подошел. Долго не решался обнять. Потом погладил его кору. Ветви закачались и, казалось, немного опустились ко мне. И я провел по стволу языком... Это было совсем другое ощущение. Здесь я постепенно овладевал им. Руками и языком. И он не успокоился до тех пор, пока я не кончил...
     Я: Сексуальный альтруист. А ты, оказывается, не только пассивный гомодендрик, но и активный? Молодежь потрахиваешь? И что твой постоянный?
     Он: Я не мог отважиться пойти к нему. Было стыдно. И страшно, что на этот раз он меня не простит. Пошел где-то через три месяца. Уже издали я начал просить его о прощении. Но он был непреклонен. Он был холоден, страшно холоден ко мне... Со мной... Я плакал, умолял его, но он так и не отклиннулся. Стоял, будто мертвый. И я ушел. На следующий день пришел снова. Ничего не говорил, просто стоял, как сегодня, долго стоял. Но... опять ничего. Так продолжалось несколько месяцев. И только несколько дней назад он дал мне понять, что больше на меня не сердится. И все было, как всегда...
     Я: Да... Как всегда... Слушай, давным-давно один мой знакомый некрофил обронил фразу, которая потом стала крылатой: "Самый кайф не в том, чтобы кончить на трупе, а в том, чтобы заставить труп кончить на тебе". А в чем твой кайф? Почему я, например, не могу вот так, как ты?
     Он: Тоже мне, сравнил! Меня мало интересуют люди. Они злы, они расчетливы, они жестоки. Редко попадается человек, который не только поймет тебя, но и поможет обрести душевное равновесие. Здесь же все просто, я не жду от них ничего плохого. Ничего такого, чем отличаются люди. Деревья человечнее. И мне хорошо с ними.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

E-mail автора: Lytchev@mbox.vol.cz



Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |









  © 2003 / КАБАЧОК