Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 20678 
страниц: 47559 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |








категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма

Она соврала. Было очень больно. Мы пытались заниматься анальным сексом раз-два с Пашей. Но оба раза, как только он просовывал головку, у меня брызгали слезы, и я начинала его умолять остановиться. И мой нежный Паша, конечно же, жалел меня и прекращал эту пытку. Сейчас меня никто не жалел. Когда к моей попочке пристроился член Алексея, он схватил меня за попу, сказал Саше, "держи ее" и надавил. Боль была дикая. Я видимо испугалась и сжалась, из-за этого стало ещё больнее. "Расслабься дурочка" - весело сказала Наташа. "Теперь уже все равно отдерут" Я визжала, царапалась, пыталась вырваться, но меня к себе крепко прижимал Саша, не давая пошевелиться, а сзади орудовал Алексей, раз за разом пронзая мою бедную попочку. Но их видимо моя реакция только раззадоривала. В конце-цонцов я вняла словам Наташи и попыталась расслабить попку. Действительно стало не так больно, но ощущения были далекими от приятных. Видимо от моих визгов проснулся Паша и нашел нас в этой комнате. Появилась полоска света, от открытой двери и Наташа ринулась на перехват. Обнимая и раздевая его, она говорила ему: "Смотри, как ей хорошо. Слышал, как она кричала от оргазма? Пусть потащится девочка. Дай я тебя приласкаю пока". Паша похоже офанаревший от зрелища и до сих пор очень пьяный только мычал что-то нечленораздельное. А мужики видимо очередной раз решили сменить позицию, перевернув меня и подсаживая на член. Я хотела пропустить его в киску, но лежащий снизу Саша со словами, я тоже хочу попробовать, начал пристраиваться к попке. То ли высохла смазка, то ли Сашин член был ещё толще, но протискивался он опять очень больно разрывая мне анус. Благо что двигаться в этой позе он почти не мог, насадил меня на свой член и стал дожидаться когда Алексей вставит мне спереди. Какое-то время они ещё мурыжили меня так, потом Алексей ускорился, зарычал и начал кончать. Когда он вышел, я заметила что он в резинке. Ну хоть это не забыли, подумала я. Саша снова перевернул меня, закинул мои ноги себе на плечи и продолжил обрабатывать меня. Хорошо хоть на этот раз киску. Вдруг выдернул член, скинул мои ноги с плеч, сдернул одной рукой с члена презерватив, другой схатил за голову и втолкнул свой член мне в рот. Я так опешила, что не успела ни отвернуться, ни сжать зубы, а он взрыкивая и натягивая мою голову на свой член впрыскивал мне в рот поток вонючей жижи. Этого мое многострадальное тело не смогло перенести. Я почувствовала тошнотворные позывы и ломанулась в туалет, теряя по дороге содержимое своего желудка. Там я провела минут 10 в объятиях с унитазом, потом ещё столько же отмываясь по душем. Очистившись изнутри и снаружи я наконец-то более-менее приобрела ясность мыслей и с решением, не оставаться в этом доме ни одной лишней минуты вышла из ванной комнаты. В коридоре и зале, где мы танцевали, собирала раскиданные элементы свой одежды. Войдя в спальню, обнаружила лежащего на спине благоверного. На нем скакала голая Наташа, тряся обвисшими сиськами. Схватив свои трусики, я сказала Паше, что хочет он или нет, я прямо сейчас иду домой и начала быстро натягивать свою одежду. Алекс с Сашей, сидящие рядом спокойно разглядывали как я одевалюсь и поглаживая свои опавшие причиндалы весело предложили мне дать им немного отдохнуть и тогда они еще раз меня отдерут по-взрослому. Я молча оделась, вышла в коридор и уже обулась, когда тут же появился наспех застегивающий ширинку на своем возбужденном члене Паша. Я не прощаясь вышла из дома, Паша догнал меня уже на улице, через пару минут. Мы сели в такси и уехали домой.
[ Читать » ]  

Прикосновение посторонней руки оказалось намного приятнее, чем собственной. Отойдя на пару шагов, Ксанда сняла платье. Она стояла перед Майклом полностью обнажённая. Он чувствовал бешено колотящееся сердце, томительная волна захлёстывала всё тело. Майкл не смог бы отвести взгляд даже под угрозой смерти. Вообще-то, внеземной красотой женщина не отличалась, просто выглядела очень привлекательно. Хорошенькая фигурка, маленькая спортивная, упругая грудь, чистая, ровно загорелая кожа, но ничего необычного. Однако, юноша, воспитывающийся в столь строгих условиях, не мог реагировать сдержанно. Он осмелился прикоснуться к женщине, провёл рукой по её телу, от плеча до живота. Ксанда поглаживала его член вдоль ствола, на ладони её оставалась обильно выделяемая смазка. Майкл жадно трогал красавицу и не мог остановиться. Он знал, что произойдёт, но потерял контроль над собой. Вскоре юноша брызнул ручейками спермы. Возбуждение, вопреки ожиданиям, не спадало. Член немного поник, но не уменьшался до обычных размеров. Красавица плотно прижалась к Майклу, он несмело обнял её. Их губы соединились, языки соприкоснулись, исследуя друг друга. Своим плотно набухшим органом Майкл прижался к выбритой пипке любовницы, она специально приготовила её так для определённых действий, оставив лишь мягкий пушок на лобке. Юноша одной рукой обнял женщину за талию, второй трогал её между ног. Их тела сильно прильнули друг к другу, рты не расставались. Ксанда обняла партнёра, запрокинув руки за шею, это понравилось ему гораздо больше, чем стандартное объятие за плечи. Его ладонь повлажнела от возбуждения красавицы. Член вновь напрягся до предела, даже слегка обнажилась головка. Одними поцелуями уже не ограничишься.
[ Читать » ]  

Я потерял очарование и интимность той мысли. Вот и всё наступает новая весна. Я один и так будет навсегда. Я только одной ей могу доверить свою душу. Больше нет других она только одна и она всегда была и будет, навсегда во мне и ничто этого не изменит. То чувство, которое возникло во мне той весной 2004 года, никогда больше не изменится. Я не хочу больше ничего в области сердца, только она смогла пробудить во мне то сладкое и светлое, что сейчас погасает во мне. Я хочу его поддержать но оно угасает с каждой минутой, которая превращается в вечность.. Без тебя нет меня. Нет того что было, а то что будет не то.
[ Читать » ]  

Я протрезвел мгновенно, когда понял, что произошло - хуй находился глубоко в Юлькиной пизде! Ксюша руководила всем процессом: она взяла Юльку за плечи и аккуратно и медленно подняла, потом также аккуратно опустила обратно на хуй - и так несколько раз, пока Юлька не привыкла. Затем движения Юльки убыстрились, она начала всхлипывать. Мне не видно было, что творится из-за спины Ксюши, но я чувствовал, что долго не выдержу эту пытку - Юлькина пизда так нежно и туго обхватывала мой хуй! Юлька стонала уже в голос! Я заработал тазом всё быстрее и быстрей! И вот свершилось - я выплеснул в неё весь заряд спермы, накопленный за день, зарычав, как зверь! Юлька заорала так, что я перепугался, что сбегутся соседи, и кончила, повиснув на руках у Ксюши. Дальше я плохо помню - помню, что меня перекатили на край и заботливые Ксюшины руки, укрывающие меня одеялом.
[ Читать » ]  

Рассказ №11450

Название: Дембельский альбом. Часть 11
Автор: Pavel Beloglinsky
Категории: Гомосексуалы, Бисексуалы
Dата опубликования: Вторник, 09/03/2010
Прочитано раз: 19308 (за неделю: 53)
Рейтинг: 89% (за неделю: 0%)
Цитата: "- Я не знаю, Виталий Аркадьевич, что именно вы хотите сейчас от меня услышать, но... я вас уважаю, и вы это знаете, - Эдик снова говорит медленно, словно старается взвесить каждое произносимое слово. - Мне нравится у вас работать... ну, и всё остальное... - Эдик, на мгновение запнувшись, смотрит мне в глаза, - всё остальное мне тоже нравится... наверное, нравится потому, что нравитесь мне вы... ну, то есть, вы - вы сами... а как иначе? - Эдик смотрит на меня вопросительно. - Это не только то, что в постели... это - всё вместе......"

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     - Может быть, Эдик, тебе нравлюсь я? - говорю я, пряча под шутливо снисходительной - чуть ироничной - улыбкой мальчишечье сердце, взывающее к взаимности.
     
     Эдик секунду-другую молчит, опустив глаза... затем снова вскидывает на меня взгляд, и во взгляде его я по-прежнему вижу вопрос, обращенный ко мне... впору не мне его спрашивать, а мне самому отвечать на вопросы его!
     
     - Я не знаю, Виталий Аркадьевич, что именно вы хотите сейчас от меня услышать, но... я вас уважаю, и вы это знаете, - Эдик снова говорит медленно, словно старается взвесить каждое произносимое слово. - Мне нравится у вас работать... ну, и всё остальное... - Эдик, на мгновение запнувшись, смотрит мне в глаза, - всё остальное мне тоже нравится... наверное, нравится потому, что нравитесь мне вы... ну, то есть, вы - вы сами... а как иначе? - Эдик смотрит на меня вопросительно. - Это не только то, что в постели... это - всё вместе...
     
     Какое-то время я молча смотрю на Эдика... "это - всё вместе"... ну, и что мне надо от этого парня ещё? Чтобы он сейчас бросился мне на шею? Я знаю, что он это не сделает... во всяком случае, он не сделает это сейчас... возможно, не сделает этого никогда. Но разве мне мало сейчас того, что я от него услышал? Он сказал мне, что я ему нравлюсь - что ему нравится быть со мной, и не только в постели, а вообще... разве этого мало?
     
     - Хорошо, Эдик, - говорю я, невольно улыбаясь, - ты нравишься мне, я нравлюсь тебе... по-моему, это неплохо... очень даже неплохо!
     
     - Да... наверное, - отзывается Эдик, доедая бутерброд. - Завтра днём, Виталий Аркадьевич, я буду вам нужен?
     
     - А что?
     
     - Я обещал родителям Юли съездить с ними на дачу - нужно там что-то им сделать-помочь... - Эдик, говоря это, смотрит на меня вопросительно.
     
     - Конечно, Эдик! Завтра утром позавтракаем, и - ты будешь свободен, - говорю я, - свободен до понедельника. Я сейчас в душ, и - пойду спать... а ты, если спать не хочешь, иди в другую спальню - там найдёшь, чем заняться.
     
     Я говорю "найдёшь, чем заняться", имея в виду интернет... ну, то есть, если Эдик не хочет спать. Но Эдик мои слова понимает по-своему.
     
     - Мне спать в другой спальне? - спрашивает он.
     
     - Чего это ради? - я смотрю на него, улыбаясь. - Я тебе этого не говорил.
     
     - Тогда, Виталий Аркадьевич, я тоже пойду ложиться, - говорит Эдик, поднимаясь из-за стола. - Спокойной ночи?
     
     - Да, Эдик, спокойной ночи! - отзываюсь я, наливая последнюю рюмку водки. - Эдик! - неожиданно для себя самого говорю я, глядя уходящему Эдику вслед. - Принеси мне альбом...
     
     - Хорошо, - оглянувшись, Эдик кивает головой.
     
     Он возвращается с альбомом, держа его раскрытым на том самом месте, где мы прервались, - с черно-белого снимка на меня смотрит младший сержант Вася - мой сослуживец, мой друг, мой сексуальный партнёр и, как теперь оказалось-выяснилось, отец Эдика... с фотографии, беспечно улыбаясь, из нашего общего прошлого смотрит на меня будущий отец Эдика - моего персонального водителя, в которого я, кажется, уже влюблён... всё смешалось в доме Облонских! Прошлое, настоящее, секс, любовь... какое-то время - буквально секунду-другую - мы оба смотрим на фотографию симпатичного парня в форме младшего сержанта...
     
     - Потом, Эдик, - говорю я, - ты мне что-нибудь расскажешь... об отце мне расскажешь. Как-никак, а мы вместе служили... в одном дивизионе... - Мне хочется расспросить Эдика сейчас, но я умышленно говорю "потом", и ещё я говорю "как-никак", чтоб таким образом позиционировать младшего сержанта Васю как одного из своих многочисленных сослуживцев - одного из тех, с кем свела меня служба в армии, и не более того.
     
     - Хорошо, - отзывается Эдик. - Виталий Аркадьевич... а вы можете мне показать своего друга? Ну, того, про которого вы говорили... если, конечно, это можно.
     
     - Можно, Эдик... можно всё, но... разве я обещал показать тебе того, с кем я в армии трахался? Я предложил тебе угадать - дал тебе шанс на приличный бонус... ты, как мне помнится, не угадал, точнее, угадывать не стал. Так что, Эдик... ничего я тебя показывать не буду - сам тебе я показывать не буду. Логично?
     
     - Логично, - Эдик, глядя на меня, улыбается. Какое-то время мы оба молчим; я листаю страницы лежащего на столе альбома - переворачиваю обклеенные фотографиями листы, и мы оба смотрим на мелькающие перед глазами лица парней; они разные, эти лица... разные лица - разные парни: сержанты, солдаты... моя армейская юность! - А что, Виталий Аркадьевич... - нарушает молчание Эдик, - в армии гомосексуальные отношения очень распространены - много там геев? Ну, то есть... если сказать-спросить точнее, то - многие в армии секс такой практикуют?
     
     - А ты как думаешь? - я смотрю на Эдика вопросительно. - Представь: молодые здоровые парни, бок о бок живущие в относительно замкнутом пространстве не день и не два... есть же такие части, где нет ни увольнений, ни самоволок! Ну, и что приходится делать молодым парням, оказавшимся в таких условиях? А? Что говорит тебе твоя логика? - Глядя на Эдика, я невольно улыбаюсь. - Природу, Эдик, не обманешь - и остаётся либо кулак, либо друг-сослуживец... что вполне естественно - и то, и другое естественно в принципе! К кулаку прибегают все, а что касается отношений, называемых гомосексуальными, то это уже у кого как получится - как сложится... я бы даже сказал: кому как повезёт. Секс в армии - это айсберг, и то, что время от времени по каким-то причинам становится известным, выступает лишь видимой верхушкой этого скрытого айсберга... скажем, время от времени в каком-нибудь средстве массовой информации появляется сообщение, что там-то и там-то такого-то солдата после отбоя изнасиловали старослужащие, и - когда это не удаётся по каким-то причинам скрыть, это становится общеизвестным, - время от времени айсберг показывает свою верхушку... но ведь на поверхности, как правило, оказывается криминал, то есть секс, сопряженный с насилием, с принуждением... это, конечно, в армии происходит-случается - как, впрочем, и везде, но ведь глупо думать, что однополый секс в армии сводится только к этому: изнасиловали, принудили, заставили... а то, что невидимо никому - что, образно говоря, остаётся под водой, то есть вне поля зрения окружающих? Никто же ведь свечки не держит, когда парни, находя и время, и место для уединения, трахаются - кайфуют-наслаждаются - по взаимному устремлению... об этом на первых полосах газет обыватель не прочитает, и в новостных программах об этом он тоже не услышит. Понятно, что в армии - как и везде - есть какой-то процент геев, то есть парней, сексуально ориентированных исключительно на парней, но сводить всё к этому - это, конечно, неверно... дело не в сексуальной ориентации! Дело - в самой природе человека, допускающей реализацию сексуального желания в разных вариантах, и армия в этом смысле способствует тому, чтобы парень, не зашоренный предрассудками, реально познал свою бисексуальную сущность... так что, Эдик, ты правильно сделал, что уточнил свой вопрос. Геи в армии, конечно же, есть - как и везде, но однополый секс сам по себе, то есть вне всякой зависимости от какой-либо явно выраженной ориентации, это прежде всего сексуальное удовольствие, и чтоб это нормальное сексуальное удовольствие полноценно испытывать, совсем не обязательно быть геем... о чём ты, Эдик, прекрасно знаешь сам. Я ответил на твой вопрос?
     
     - Исчерпывающе, - Эдик, глядя на меня, кивает головой. - Я, собственно, почему об этом спросил? Буквально на днях пришел из армии мой сосед по лестничной площадке... ну, друзья к нему в гости пришли, чтобы дело это отметить, и меня он позвал - по-соседски позвал. Я не пью, а они подпили - и среди прочего заговорили о сексе в армии... в том числе и о том, есть ли в армии отношения гомосексуальные - типа: кто во время службы в армии с этим сталкивался. Так вот... сосед мой, Андрюха, уверял-доказывал, что ничего такого в армии нет - что отношений подобных он в армии ни разу не встречал. Вот почему я, собственно, и спросил...
     
     - А тебе не показалось странным, что выпившим парням, заговорившим о сексе, э т о т вопрос т о ж е небезразличен? - Я смотрю на Эдика с лёгкой иронией. - Это во-первых. А во-вторых... кто знал в казарме про нас - про меня и того, с кем был у меня достаточно регулярный секс? Никто не знал. Мы разумно скрывали свои отношения, и - никто ни о чём не догадывался, никто ничего не подозревал. А потому любой из наших сослуживцев мог, вернувшись домой, совершенно искренне говорить-доказывать, что секса такого в армии нет... я же сказал тебе, что секс армейский - это айсберг, основной массив которого скрыт под водой, и армия в этом смысле... - я невольно думаю про Антона, обозвавшего армию "жопой", - армия, Эдик, у каждого своя... и в этом смысле, и во всех других смыслах - у каждого, в армии отслужившего, армия с в о я. А вот то, что у подвыпивших парней - твоих знакомых - разговор о сексе в армии вольно или невольно свёлся к разговору о проявлениях армейской гомосексуальности... это, Эдик, само по себе уже может быть симптоматично! - Глядя на Эдика, я улыбаюсь. - Ты говоришь, что сосед твой по лестничной площадке... что он там всем доказывал? Что гомосекса в армии нет? Ох, Эдуард... береги свой зад! - Я, глядя на Эдика, смеюсь.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

E-mail автора: beloglinskyp@mail.ru


Читать из этой серии:

» Дембельский альбом. Часть 1
» Дембельский альбом. Часть 2
» Дембельский альбом. Часть 3
» Дембельский альбом. Часть 4
» Дембельский альбом. Часть 5
» Дембельский альбом. Часть 6
» Дембельский альбом. Часть 7
» Дембельский альбом. Часть 8
» Дембельский альбом. Часть 9
» Дембельский альбом. Часть 10
» Дембельский альбом. Часть 12

Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |









  © 2003 / КАБАЧОК