Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 21224 
страниц: 48815 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |








категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма

Медленно раздвинул Лене ноги и приблизил свою одноглазую змею к желанной норке. Медленно введя головку между половых губ я резко подался в перед, но какого же было мое удивление когда девственная плева не порвалась, Лена вскрикнула от боли я поцеловал ее выждав несколько секунд и повторил попытку но уже медленно но настойчиво надавив на плеву Лена сжалась ойкнула и застонала, что ей больно. Я был вынужден опять остановиться. Только с третьей попытки когда я сильным и как можно было резким толчком вошел в нее на всю длину члена, Лена закричала от боли, боже некогда ни до ни после я не делал девушке так больно. Не выходя из нее я замер и начал ласкать ее грудь и губы, через некоторое время когда слезы на ее глазах просохли и она снова томно задышала я рискнул медленно податься назад оставив в ней только головку Лена вся задрожала сказав, что боли больше почти нет, и я могу продолжать. Я начал поступательные движения, но вскоре заметил что Лене все же больно, но тут сказалось возбуждение и я кончил. Выйдя из девушки я остаток ночи провел лаская и нежно целуя Лену, она тоже раскрепостилась и лаская меня проявляла фантазию что мне необыкновенно нравиться в женщинах. Правда попытки раскрутить ее на миньет не удалась. Утром я проводил ее домой и отправился стирать огромное пятно крови на простыне в квартире брата. Еще не когда я не чувствовал себя настоящим мужчиной настолько как тогда утром.
[ Читать » ]  

Я вся задрожала от этого вида и близости такой взрослой и такой сексуальной женщины. Тогда она стала успокаивать меня и говорить самые неожиданные вещи... "Доченька моя, ты стала такой большой и такой красивой. Ты мне очень нравишься, даже больше, я люблю тебя девочка...но не так как мамы любят своих детей, а как женщины любят друг друга. Скажи мне, ты любишь смотреть журналы с женщинами, занимающимися сексом друг с другом?" Я чувствовала как возбуждение охватывает меня и сказала, опустив глаза... "Да, мамочка...Я смотрю их. Мне очень-очень нравится!" Тогда мать подняла меня и посадила к себе на колени, хотя я была уже довольно большой и ей это далось с трудом... "А ты мастурбируешь, трогаешь себя, свою киску и груди?" "Да, мамочка!" - сказала я уже глядя в ее широко открытые глаза. "А ты хочешь делать то же со своей любимой мамочкой, трогать и облизывать ее?" "Да!" - сказала я, осмелев и не желая ничего скрывать. "Поцелуй меня, любимая доченька!" - сказала она и привлекла меня к себе. В ту же секунду я почувствовала ее поцелуй, мягкие губы и ловкий язык, тут же проникнувший мне в ротик. Это было такое прекрасное ощущение, что я просто впилась в рот матери, крепко держа ее за плечи. Мы целовались недолго, мамочка отстранила меня и сказала... "Раздевайся скорее, доченька моя!" Я стянула с себя все, причем трусики мама помогала мне снимать уже сама. Затем она сбросила с себя рубашку и я еще раз убедилась радостно, что она абсолютно голая. У меня захватило дух от ее сочных крепких грудей, узковатой, но крепкой попки и большой лишь слегка побритой киски. Мамочка же не могла больше терпеть... "Умоляю, доченька, полижи мою киску, я так хочу , чтобы ты сделала это!" В тот момент, я только и хотела скорее заняться этим, лизать мамочкину киску,ее большую влажную письку, пизду... Я приникла к ее влажной пизде и стала лизать, сосать, работать языком так сильно, хоть и не очень умело, что моя мать стала сначала стонать, а потом кричать от удовольствия, и наконец кончила мне в рот, выдав мне огромное количество своего сока, который сразу мне понравился на вкус и я слизывала его с каждого уголка мамочкиной пизды, облизывая клитор, половые губы и всю внутренность, до которой могла достать своим язычком. Но мать была неутомима, моя возлюбленная развратная мамочка, она хотела кончить еще не один раз, чтобы ее доченька до одурения вылизала ее. Мать кричала все сильнее, потом вдруг схватила меня за голову и резко прижала мое лицо к пизде, так, что... После того как она насытилась, она стала очень искусно вылизывать меня всю, заталкивать свои ухоженные пальцы в мою раскрывшуюся ей навстречу киску. Я кончала и кончала как сумасшедшая, обливаясь своим же собственным соком...
[ Читать » ]  

Родители уходили на работу, а мы с сестрой забирались на одну кровать, болтали о всяком и одновременно трогали друг друга. Я ложился головой ей на грудь (уже тогда довольно неплохих размеров) и медленно рукой скользил вниз, или наоборот - начинал массировать ей ноги и постепенно поднимался выше и выше, до трусиков, клал туда руку, и постепенно начинал массировать через тонкую ткань её половые органы. Она же в свою очередь играла с моим членом, гладя его через штаны. Нам двоим это, естественно, очень нравилось. Со временем мы начали продвигаться дальше - это случилось случайно, она нечаянно засунула руку мне в трусы и дотронулась до члена - я начал в отместку просить дотронуться до её половых органов, она сначала не хотела, но потом разрешила - и я на секунду ввёл ей палец во влагалище. Это очень сильно возбудило нас обоих. С этих пор наши игры становились всё интереснее - мы могли по часу лежать рядом я с рукой в её трусиках (я тогда уже начитался папиных книжек и знал, где что у неё находится) потихоньку ласкал её клитор, она же в свою очередь легонько поглаживала рукой мой член. Мы не доводили друг друга до оргазма, но возбуждались очень сильно - пока я не предложил, не убегать сестре в туалет, что бы закончить там, а показать мне как она это делает. Она попросила меня о том же и мы, на глазах друг у друга, довели себя до оргазма. Мне очень понравилось, как кончила моя сестра - всё её тело сжал спазм, она громко застонала, а я, приблизившись поближе, что бы рассмотреть во всех подробностях как сжимается, разжимается её влагалище, бурно кончил и оросил спермой её обнажённый живот. Хоть она и довольно резко высказалась по этому поводу, я видел, что ей понравилось. Так мы и продолжали - садились напротив друг друга и мастурбировали. Потом мы перешли на следующий уровень - она мастурбировала мне, а я ей - только делали это не как в начале, а на самом деле, до конца. Мне очень нравилось, как влагалище сестры в момент оргазма сжимает мои пальцы, как будто благодарит за подаренное удовольствие. Самое интересное, что тогда меня интересовали только половые органы моей сестры, её красивой грудью я заинтересовался позже - и стал просить её раздеваться полностью - теперь одновременно с ручной стимуляцией половых органов я губами ласкал её литые груди с большими нежными сосками. Мы росли, и когда мне уже было 16, мы в первый раз занялись настоящим сексом. Это получилось спонтанно - мы хорошенько возбудились, и я, забыв обо всём, вошёл в неё - и лишил свою сестру девственности. Мы были очень возбуждены, и по этому долго продолжаться это не могло - мы быстро достигли оргазма, и я наполнил до отказа свою сестру своей спермой. Потом мы долго ещё боялись, что она забеременеет - но этого к счастью не случилось.
[ Читать » ]  

Девушке по имени Лена 16 лет и она только что закончила девятый класс, единственной в своем городе средней школы. Лена - худенькая девушка с небольшой грудью и красиво сформировавшимися высокими, упругими ягодицами. Её, так же как и всех ее знакомых девчонок интересуют парни, но в силу своей застенчивости она до сих пор не имеет близкого друга. Её часто одолевают фантазии на тему секса и тогда, когда дома никого нет, она ласкает себя пальчиками.
[ Читать » ]  

Рассказ №12225

Название: Так принято в интеллигентной семье
Автор: Малышка-целочка
Категории: Экзекуция
Dата опубликования: Понедельник, 22/11/2010
Прочитано раз: 21971 (за неделю: 11)
Рейтинг: 47% (за неделю: 0%)
Цитата: "Я гостила у Мари почти две недели, и очень быстро обнаружила домашнюю "экзекуторскую" - она была во владениях суровой экономки, в буфетной. Рядом с неказистой козеткой стояло ведро, где всегда мокли крепкие розги. Мари была права, ее отец был настоящим джентльменом; он был красив, даже изыскан, его манеры были безукоризненны, элегантностью веяло от каждого его движения. Слова вроде "порка" , "розги" и даже "наказание" в доме не произносились, и негромкие фразы, вроде: "Дружочек, пора снова попросить нашу Александру Сергеевну об одолжении, тридцать, пожалуй" - были какими-то светски изысканными. Но экономка, возведенная в ранг домашнего палача, пугала меня своей суровой статью амазонки, и сама атмосфера дома очень быстро стала меня угнетать. Было в этом что-то неестественное - в том, что в такую личную, интимную сферу семейной жизни столь бесцеремонно вторгалась прислуга. Тем не менее, мама Мари при мне еще пару раз безропотно отправлялась в буфетную "за помощью" , и возвращалась притихшая и стесненная. Я никогда не могла найти в ее лице следы того вдохновенного умиротворения, которое охватывало мою маму после визита в папин кабинет. Мы с Мари даже поспорили, действительно ли джентльмен должен препоручать столь деликатное, хотя и неприятное дело доверенной прислуге? Мари, боготворившая отца, стояла на своем. Я же уезжала из дома подруги в смятении, твердо решив, что выберу в мужья не столь утонченного джентльмена, который не сочтет за труд лично позаботиться обо мне...."

Страницы: [ 1 ]


     - Истинный джентльмен никогда не позволит себе поднять руку на свою супругу, и уж тем более высечь ее, какая гадость! - возмущенно заявляла Мари, моя подруга по пансиону. К слову сказать, уж наши-то с ней попки никогда не были в безопасности, в пансионе практиковали (да еще как!) телесные наказания. Однако ни сейчас, когда мне приходилось подниматься в комнату мадам директрисы, ни в раннем детстве, когда моя попка была в полном распоряжении моей няни, я не воспринимала порку, как нечто эротичное. Что же тут может быть возбуждающего, боже мой, когда мадам велит спустить панталоны, задрать юбки, наклониться, и с откровенным отвращением хлопает меня своей тросточкой по ягодицам, словно пытается прибить особо докучливую муху. Другое дело супруг - это же любовь, страсть, загадочный eros, и вдруг "снимите ваши штанишки, мадам супруга"...
     Тем не менее, весь мой жизненный опыт говорил об обратном. О том, что мой отец порет маменьку, я знала с раннего детства и не находила в этом ничего особенного. Первый раз я подсмотрела за ними случайно, когда мне было года три. Отец был не в духе в тот день, и как только мама попыталась ему возразить (уже и не помню, что послужило поводом для их ссоры) велел ей идти в его кабинет. Вообще кабинет был в нашем доме "зоной свободной от женщин" - ни я, ни моя младшая сестра, ни мама никогда туда не заходили. Наверное, именно поэтому необычное приглашение привлекло мое внимание. Едва моя няня отвлеклась, я прошмыгнула к двери кабинета и приникла к неплотно прикрытой двери. В щелку я скорее услышала, чем увидела, как зашуршали шелковые нижние юбки maman, и раздраженное требование отца поторопиться. Слегка приоткрыв дверь, я увидела, что мамочка улеглась животом на высокий подлокотник вольтеровского кресла, юбки задраны ей на голову, словно пышный цветок, а сама мама, заведя руки за спину, судорожно пытается расстегнуть пуговки на кружевных панталонах. Наконец, ей удалось справиться с тугими петельками, и панталоны сами собой скользнули вниз, к ее коленям. Попка maman, большая, пышная, вся в трогательных ямочках, почти сливалась с ее белоснежными нижними юбками и белыми чулками. Рядом с креслом стояло ведро с хорошо знакомыми мне розгами. Папа достал одну, встряхнул, и с нее, сверкая в солнечных лучах, сорвалось на ковер несколько капель воды. Папа замахнулся, примериваясь, и вдруг резко опустил прут на мамину попу. Белоснежную поверхность пересекла огненно-красная узкая полоса, а мама взвизгнула каким-то незнакомым, тоненьким голосом. Следом удары посыпались один за другим, и мама зарыдала в голос, она колотила по полу ногами в мягких домашних туфлях, стремительно покрывающаяся красными полосами попа тряслась и вздрагивала, словно молочное желе, которое кухарка подавала на сладкое по воскресеньям. Папа остановился также резко, как и начал, однако мама еще какое-то время лежала на ручке кресла, вздрагивая от затихающих рыданий. Наконец она поднялась, натянула панталоны и оправила юбки. Ее высокая пышная прическа была в совершенном беспорядке, лицо припухло от слез, однако она натянуто улыбалась.
     - Спасибо, Алекс, милый, мне стало гораздо легче! И... прости меня, ради Бога, сама не знаю, что на меня нашло!
     Папа снисходительным жестом потрепал ее по щеке, и велел идти отдыхать. Я отпрянула от двери и, стараясь не шуметь, сбежала по лестнице вниз, к разыскивающей меня няне. Однако спустя некоторое время я не удержалась, и заглянула в комнаты маменьки. Она стояла на коленях перед иконами и сосредоточенно читала нарядный молитвенник. Ее лицо выглядело спокойным и даже более умиротворенным, чем обычно.
     Спустя пару лет, я спросила маменьку, за что папенька ее порет? Мама смутилась, отпрянула, и, казалось, хотела избежать ответа, но передумала и мягко сказала:
     - Душечка, когда няня наказывает тебя, это же не оттого, что она тебя не любит. Напротив, она любит тебя, заботится о тебе, и всеми силами старается помочь тебе вырасти умной и послушной девочкой. Наказывают всегда любя, с большой нежностью и мыслями о будущем благополучии. Я уже взрослая, но и я иногда ошибаюсь, и папа заботится, что бы мне было хорошо!
     Тогда это объяснение меня полностью удовлетворило, но теперь я стала примерять это на себя, и мучилась вставшей передо мной дилеммой. С одной стороны, молодой знатный джентльмен, который полюбит меня, безусловно, будет благоговеть перед моей красотой и совершенством, как во французском романе, который тайком принесла Мари ее старшая сестра. Но, с другой стороны, неужели к этому времени я стану таким образцом и идеалом, что никогда не буду нуждаться в порке? Судя по усердию мадам директрисы, время, когда я стану истинной безупречной леди, было бесконечно далеко. Неужели мать Мари была таким образчиком женских достоинств, что никогда не нуждалась в наказании?
     С этими, или приблизительно этими мыслями я отправилась на каникулах в гости в семью Мари. Первая встреча с ее мамой меня несколько разочаровала. Она была говорливой, громкоголосой, язвительной женщиной, не всегда контролирующей свои мысли и чувства. В первый же день за обедом, на котором присутствовали еще несколько гостей, нам с Мари позволили присоединиться к взрослым. Мама Мари вела себя не в пример более свободно и вольно по сравнению с моей мамой. Она легко рассуждала о политике, властях, и даже несколько раз перебила мужа! Мой отец ни за что не потерпел бы этого! Как выяснилось, не терпел такого и отец Мари. Он негромко, но значительно произнес, обращаясь к жене:
     - Дорогая, по-моему, тебе срочно требуется помощь нашей экономки. Думаю, двадцати будет достаточно.
     Мама Мари после этой фразы слегка побледнела, выпрямилась, но быстро взяла себя в руки, и коротко позвонила в серебряный колокольчик, который стоял справа от ее приборов. В дверях немедленно появилась чистенькая опрятная служаночка. Мама Мари кивнула ей и сказала:
     - Разыщите Александру Сергеевну, и предупредите, что мне незамедлительно требуются ее услуги.
     Девушка присела в книксене, склонив голову, но мне показалось, что она слегка усмехнулась. Я была заинтригована, а хозяйка дома уже поднималась со своего места, одновременно обращаясь к гостям:
     - Прошу извинить меня, домашние дела!
     - Не торопись, милая, - напутствовал ее муж, - думаю, ты сможешь присоединиться к нам за чаем!
     В дверях мелькнула высокая, крупная женщина в форме домашней прислуги. Мама Мари прошла мимо нее, гордо выпрямив спину, и коротко бросила через плечо: "Двадцать, будьте любезны".
     Поведение хозяев оставалось для меня загадкой, до тех пор, пока через несколько минут я не услышала откуда-то из глубины задних комнат знакомый голос хозяйки. Мама Мари несколько раз громко взвизгнула, в промежутках же раздавался приглушенный, но отчетливый свист крепкой, хорошо вымоченной розги. И хотя гости усердно продолжали светскую беседу, они невольно делали паузы в разговоре. Через несколько ритмичных ударов взвизги перешли в хрипловатые завывания, а затем и в судорожные рыдания. Когда женщина вновь появилась перед гостями, уже подавали чай. В ее поведении была заметна разительная перемена - она была сдержана, доброжелательна и деликатна, словом, вела себя именно так, как и должна образцовая хозяйка. Только сидела она как-то неловко, боком, что впрочем, было вполне объяснимо. На тщательно высеченной попе особенно не посидишь.
     Я гостила у Мари почти две недели, и очень быстро обнаружила домашнюю "экзекуторскую" - она была во владениях суровой экономки, в буфетной. Рядом с неказистой козеткой стояло ведро, где всегда мокли крепкие розги. Мари была права, ее отец был настоящим джентльменом; он был красив, даже изыскан, его манеры были безукоризненны, элегантностью веяло от каждого его движения. Слова вроде "порка" , "розги" и даже "наказание" в доме не произносились, и негромкие фразы, вроде: "Дружочек, пора снова попросить нашу Александру Сергеевну об одолжении, тридцать, пожалуй" - были какими-то светски изысканными. Но экономка, возведенная в ранг домашнего палача, пугала меня своей суровой статью амазонки, и сама атмосфера дома очень быстро стала меня угнетать. Было в этом что-то неестественное - в том, что в такую личную, интимную сферу семейной жизни столь бесцеремонно вторгалась прислуга. Тем не менее, мама Мари при мне еще пару раз безропотно отправлялась в буфетную "за помощью" , и возвращалась притихшая и стесненная. Я никогда не могла найти в ее лице следы того вдохновенного умиротворения, которое охватывало мою маму после визита в папин кабинет. Мы с Мари даже поспорили, действительно ли джентльмен должен препоручать столь деликатное, хотя и неприятное дело доверенной прислуге? Мари, боготворившая отца, стояла на своем. Я же уезжала из дома подруги в смятении, твердо решив, что выберу в мужья не столь утонченного джентльмена, который не сочтет за труд лично позаботиться обо мне.
     Родной дом показался мне после этого особенно теплым и милым. Родители, сестра, моя старенькая няня были мне несказанно рады. Спустя какое-то время меня охватило нестерпимое желание ощутить тот мир и покой, который царил в душе моей мамы, счастливо замужней женщины. Я поднялась в кабинет отца, когда он отдыхал там после обеда, и робко постучавшись, попросила:
     - Папенька, высеките меня, пожалуйста... сейчас... сами... Мне так нужна ваша забота!
     И не говоря более ни слова, приникла к вольтеровскому креслу как к давнему доброму другу.


Страницы: [ 1 ]

E-mail автора: sib-ass@mail.ru


Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |









  © 2003 / КАБАЧОК