Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 19552 
страниц: 44969 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |








категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма

Какое-то время в комнате снова слышится одно сопение: двигая головой, КИРИЛЛ плавно насаживает свой рот на член АНТОНА, при этом рот самого АНТОНА приоткрыт - он дышит, с шумом вдыхая-выдыхая воздух; глядя, как КИРИЛЛ сосёт у АНТОНА, возбуждённо сопящий СЕРГЕЙ, стоящий рядом, непроизвольно тискает в кулаке свой член, одновременно с этим сжимая, сладострастно стискивая под трусами ягодицы.
[ Читать » ]  

- Понимаешь, у меня сейчас проблемы в личной жизни, я развелась с мужем и у меня нет мужчины. А ведь я ещё молодая женщина и, ну, ты понимаешь мои потребности...
[ Читать » ]  

Мне казалось, что мой член увеличился до невероятных размеров и сквозь ткань брюк уперся Светке в бок. Я раздвинул ее ягодицы и увидел потрясающий вид: кожа в промежности была слабо пигментирована, и на ее фоне отчетливо выделялось колечко ануса, рядом с которым смыкались половые губки. Я провел смазанным пальцем по анусу и он рефлекторно сжался. Я стал мягко надавливать пальцем в центре упругого колечка, стараясь протиснуться внутрь. Мой изначальный замысел стал казаться мне трудновыполнимым: в такое отверстие член пройдет с огромным трудом. Между тем, мой палец проник вглубь прямой кишки, и я стал размазывать вазелин. Прямая кишка моей подруги оказалась почти чистой, как потом призналась мне Света, она перед свиданием три раза ходила в туалет. Когда я извлек палец, Света слегка сжала сфинктер. Я взял наконечник, смазал его и осторожно вставил. Света слегка ойкнула и ощутимо вздрогнула. Наконечник был длинный, и мне хотелось ввести его до конца, но я боялся напугать девушку или сделать ей больно а потому втолкнул примерно на половину длины и открыл краник, чтобы раствор сработал как смазка. Света стала елозить на моих бедрах:
[ Читать » ]  

Сегодня на занятиях Серегин опять гипнотизировал взглядом мои коленки. Я все-таки не удержалась и раздвинула их. Так, чуть-чуть, лишь слегка превышая приличия. Он аж на стол улегся, чтобы получше все разглядеть. Глупенький, ну что ты там увидишь в темноте за пять секунд! А вообще пора завязывать с короткими юбками. Беда в том, что других в моем гардеробе не водится, придется в ближайшее время что-нибудь этакое прикупить. Но это потом, после праздника, как раз премия должна быть по этому поводу. Кстати, в этот знаменательный день надо бы принарядиться. Сегодня же перетрясу дома шкафы.
[ Читать » ]  

Рассказ №12233

Название: Трибадия на Каракубе
Автор: Владимир Лисицын
Категории: Лесбиянки, Фетиш
Dата опубликования: Понедельник, 22/11/2010
Прочитано раз: 39282 (за неделю: 37)
Рейтинг: 86% (за неделю: 0%)
Цитата: "ОН отступает. ЛИНА в упор смотрит на ЛИКУ, и та начинает медленно идти к ней, как кролик к удаву. ЖЕНЩИНЫ чокаются бокалами, пьют на брудершафт. Долгий поцелуй. Пауза. ЛИНА тянется рукой к столу, берёт очищенную дольку апельсина, наполовину зажимает в своих зубах. . , ЛИКА тянется губами ко второй половинке апельсина и новый долгий поцелуй. С головы ЛИНЫ сваливается фуражка, не без лёгкой помощи ЛИКИ. ИВАН ПЕТРОВИЧ, как заворожённый, следит за непонятным ему ритуалом, механически поглатывая шампанское...."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ]


     Драма в 2-х актах /с юродством/
     /трибадия - любовь между женщинами/
     Действующие лица:
     ЛИНА - женщина 42-х лет;
     ЛИКА - женщина 33-х лет;
     ИВАН ПЕТРОВИЧ - дедушка Лики, 73-х лет;
     ЖОРА - его закадычный друг, 67-ми лет.
     1-ЫЙ А К Т.
     Перед нами внутренний интерьер хаты. Сейчас здесь темно, лишь светится шкала маленького радиоприёмника да тихо звучит музыка на какой-то радиоволне, вперемежку с текстовой информацией.
      Раздаётся стук в двери и мужской голос: "Лина, Лина!" Дверь со скрипом отворяется и появляется чёрная фигура ИВАНА ПЕТРОВИЧА.
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: Лина. Лина-а. Лина Владимировна. /Проходит и останавливается у порога второй комнаты, где, впрочем, есть еле заметная точечка света, в углу под потолком - это лампадка под образами. / Ангелина Владимировна, . . это я - Иван Петрович. /Проходит в глубину тьмы, / Ангелина Владимировна.
      В раскрытых дверях появляется чёрная фигура ЛИНЫ.
     ЛИНА: Кто здесь? /Пауза. / Я спрашиваю - кто здесь?!
      Раздаётся грохот и глухой звон чего-то упавшего и разбившегося вдребезги/.
     ЛИНА /испуганно кричит/: А-а-а-а!!! /Исчезает за дверями, кричит/ Иван Петр-о-вич!!
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: Я здесь! Я тута-а! Йитит твою мать! /Движется к двери. / Это я здесь! /Скрывается за дверями/.
     Светает. Теперь мы понимаем, что это раннее утро. Слышится смех. Входит ЛИКА, а за ней ИВАН ПЕТРОВИЧ с ведром в руке. Они смеются.
     ЛИНА: Боже, как вы меня напугали.
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: А я проснулся и думаю сам себе - пойду-ка я пораньше, да побужу её. . , а то ведь праздник сегодня - архаровцы колхозные могут налететь да молочко сдоить на водку.
     ЛИНА: Ха-ха, у дураков мысли сходятся! , я то же подумала и встала ни свет - ни заря.
     /Смеются/.
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: От, будь ты неладный. Свет-то зажги.
     ЛИНА: Да нету свету, /щёлкает выключателем/.
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: А приёмник работает.
     ЛИНА: Он от батареек. У меня свеча в руках, сейчас зажгу.
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: А я думал, пока из дома к тебе шёл, свет дали ради праздника - спозаранку.
     ЛИНА/зажгла свечу/: А может здесь - он уже и не праздник?
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: Ну что ты, . . День Победы! Что ты.
     ЛИНА: Так всё ж делим, никак не поделим: флот, язык, писателей. Так, ставьте ведро сюда, на табурет: Сейчас я быстренько солью, процежу:
      ОН ставит ведро с молоком на табурет. ОНА подставляет пустое ведро, накрывая и повязывая его марлей.
     В окошки брызнул солнечный свет. Теперь мы видим перед собой, так называемые - большие сени /или вторые/, со старыми фотографиями на стене, с печью, которая служит и перегородкой с комнатой - где мы видим икону, в левом от нас, дальнем углу. Сразу после иконы - у дальней стены: шифоньер. Впритык к нему, высокая кровать, стоящая второй спинкой, что в головах, впритык к тыльной стороне печи, /кровать с ещё не убранной постелью, после сна/, рядом с кроватью, в головах, старая этажерка из бамбука, с книгами и тетрадями. Посредине: поваленный стол с белой скатертью. В сенях, на печи
     72.
     горит свеча, на дальней стене - рукомойник/ На маленькой скамеечке стоит транзисторный приёмник. Вся хата внутри побелённая.
      ЛИНА, высокая стройная /изредка, слегка горбящаяся/ женщина, с крепкой поступью ног, одетая во всё чёрное /шерстяную кофту с длинным рукавом, юбку до щиколоток, ботинки и чёрный шерстяной платок, закрывающий её лоб, щёки и шею/, переливает молоко из одного эмалированного ведра в другое, через марлю.
     ИВАН ПЕТРОВИЧ/в расстёгнутой фуфайке, сапогах и фуражке на голове, проскальзывает в комнату. . , поднимает стол и оглядывает полы вокруг себя/: Ах, ты ж, ёж колючий!
     ЛИНА: Что там? Зачем вы туда прошли?!
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: А с чем это баллоны были?
     ЛИНА: Какие баллоны?
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: Ну, банки трёхлитровые.
     ЛИНА: С водой. Это я для сирени отстаивала. Что, разбились?
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: Да. Мать честная! Надо тряпку и веник. /Собирает осколки/.
     ЛИНА: Вы осколки вон - в шлаковое ведро соберите. . , а я сама там приберу.
      ОН берёт у печи ведро и идёт собирать осколки. ОНА приносит, из первых /маленьких/ сеней, трёхлитровые стеклянные банки, снимает с ведра марлю и большой белой кружкой наливает молоко из ведра в банки, закрывая их полиэтиленовыми крышками, и ставя на печку.
     ЛИНА: Утренняя зорька выдалась на славу. Небо ясное. Погода сегодня должна быть хорошей.
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: Это у нас на работе был один. Ребята были у нас заядлые рыбаки. . , а он так - не интересовался. . , но выпить был большой любитель. Вот этим-то, ребята и сманили его с собой на рыбалку, для смеха. Ага. Ну и поехали в ночь. Поужинали, с этим делом, как полагается, и ко сну укладываются. . , а он видит, что ещё! осталось, какой же сон?! . А они ему говорят, - это на утренней зорьке - как полагается. Он, бедолага, всю
     ночь вскакивал и будил их. А они ему, - да спи ты, зорька ещё не началась! Ага. Просыпается он от страшного шума и мата. Они на него, - что ж ты нас не разбудил?! Зорька уже прошла! - А он со сна от солнца щурится, - Да ну её на хрен, вашу зорьку, её не поймёшь - то она ещё не началась, то она уже прошла!
      Смеются. ОН выносит во двор ведро с осколками; ОНА берёт тряпку, ведро, веник, совок, и идёт прибираться в комнату. ОН возвращается в сени, ставит ведро к печи и гасит свечу спичечным коробком, лежащим на печке.
     ИВАН ПЕТРОВИЧ/заглядывая в комнатный проём/: Я принесу тебе баллоны, у меня их:
     ЛИНА: Да ладно.
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: А что, они всё одно мне уже не нужны.
     ЛИНА: Вы лучше налейте из оцинкованного ведра пару баллонов воды, там за дверями. Пусть отстаивается.
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: Есть такое дело. /Выносит из малых сеней две трёхлитровые банки и льёт в них воду из ведра. / А зачем ты её отстаиваешь?
     ЛИНА: Сирень люблю. Должна вот-вот распуститься.
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: Так я ж тебе про то и говорю - нашу воду-то ни к чему отстаивать.
     ЛИНА: Почему?
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: По кочану и по нарезу. Отстаивают от хлорки, а её в нашей воде нет. А вот, что я слышал, так это то, что надо сирень в горячую воду ставить, до кипения доведённую.
     ЛИНА /возвращаясь в сени, и ставя орудие уборки на место/: Я знаю, но печь из-за этого топить глупо, а кипятильник у меня маленький, да и току у нас почти не бывает, не мне вам рассказывать.
     73.
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: А у меня большой имеется.
     ЛИНА: Что7
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: Кипятильник.
     ЛИНА: А-а /пошла с ведром и тряпкой во двор/.
     ИВАН ПЕТРОВИЧ /ей вслед/: Могу принести. Дадут же свет хоть к вечеру-то. /Про себя/ йитит иху мать!
     ЛИНА/возвращаясь, весело кричит и хлопает в ладоши/: А-а-а-а!!
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: Что?? !
     ЛИНА: Сирень распустилась!
     ИВАН ПЕТРОВИЧ/шутя/: Та ты с ума сошла.
     ЛИНА: Да-а!
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: Ну, пропало дело.
     ЛИНА: Та-ак, сейчас застелим свежую белую скатерть, /моет руки под рукомойником/:
     ИВАН ПЕТРОВИЧ/напевает/: "Скатерть белая залита вином, все цыгане спят непробудным сном:"
     ЛИНА/подхватывая песню, идёт в комнату/: "Лишь один не спит - пьёт шампанское, за любовь свою - за цыганскую! . . /Теперь она заправляет постель/.
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: А что ты всё в чёрном ходишь? Бабка Дуся уж год как померла, . . ещё в том апреле.
     ЛИНА: Можно подумать, я по бабке траур ношу. Я же не мужа схоронила, чтобы траур носить.
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: А кстати, замужем-то ты была или есть, . . всё никак тебя не спрошу?
     ЛИНА/весело/: У меня же два сына, Иван Петрович!
     ИВАН ПЕТРОВИЧ: Та знаю. Хотя-а, не точно. Раньше, к бабке Дусе, на лето, приезжали разные внуки да правнуки: А какие, чьи: У неё ж - у старой - ничего не дознаешься - молчить да ворчить. Казачура ещё та.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ]



Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |









  © 2003 / КАБАЧОК