Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 21249 
страниц: 48872 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |








категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма

Я разделся до трусов. Тетя Лена подошла ко мне и начила меня осматривать, от головы до ног. Она пощупала мне спину, шею, руки , живот. И тут меня словно током ударилро когда она залезла мне одной рукой в трусы и глядя мне в глаза сказала какой он у тебя большой, я его тоже должна осмотреть. Я не знал что ответить, а мои трусы уже были ниже колен, а член во рту у тети Лены. Я кончил за три минуты, забрызгав все лицо спермой, которую тетя Лена не успела проглотить. Дальше все закружилось как в тумане и мы занимались сесом два часа. Ольги не было - она была у бабушки, тетя Лена меня просто обманула. Нам было очень хорошо, но такие сексуальные встречи стали продолжатся между нами не раз. Я очень люблю Олю и собираюсь на ней женится и не знаю как будет протекать наша семейная жизнь если ее мать всегда будет хотеть секса со мной. Помогите мне советами.
[ Читать » ]  

Два раза повторять уже не требовалось, Андрей лег под стоящую раком жену, которой вовсю буравил анус своим здоровым елдаком Сергей, и стал, стараясь изо всех сил лизать ей клитор, проводя иногда языком по ее распухшим губкам, зарываясь между ними. При этом он пару раз задел язычком яица, трахающего его любимую, мужика. Ничего не соображая, он стал все чаще проводить языком и по ним, и вскоре одинаково лизал и пизденку Вики и яица Сергея, на что тот сразу отреагировал:
[ Читать » ]  

Перегородка между влагалищем и прямой кишкой оказалась довольно тонкой. Через неё мои пыльцы очень хорошо ощущали друг друга. Я стал шевелить ими, подражая движению ножниц, а языком стал сильнее теребить Розочкин клитор. Роза пришла в настоящий экстаз, она кричала и извивалась. Так она прежде никогда со мной не кончала.
[ Читать » ]  

Когда все кончилось, я еще некоторое время стояла в позе удобной для наказания и не меняла ее, как и приказал наставник. Хотя бить меня перестали, но мышцы на заду еще некоторое время продолжал дрожать.
[ Читать » ]  

Рассказ №12242

Название: Память. Часть 3
Автор: Иван Бондарь
Категории: Эротика
Dата опубликования: Четверг, 25/11/2010
Прочитано раз: 24947 (за неделю: 26)
Рейтинг: 81% (за неделю: 0%)
Цитата: "Послушно повернулась и покорно ждет, что будет дальше. Ожидала, что велю ножки раздвинуть и рукой в киску полезу. Но это для сексуально озабоченных студентов, а я стал расстегивать кофточку и выпростал на белый свет ее тити. Сижу на столе и наслаждаюсь ее полуголым фасадом. Стоит красная, ляжки плотно сжаты, глазки вниз смотрят, на титях ягодки сосков напряглись, вперед вытаращились. Восхитительная картинка под названием "я на все согласна". Она еще не знает, на что предстоит согласиться и тем сильнее будет унижение. Я встал и похлопал ладонью по столу:..."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ
     Память, память. Продолжаю слушать пришедшую на консультацию ассистентку, даю советы, ссылки на новейшие статьи в журналах. А холодный ум старика продолжает перебирать прожитые годы. И чего она явилась в такой мини юбке? Неужели думает, что почти восьмидесятилетний старец польстится на ее тело и оттрахает. Или надеется, что он хотя бы залезет в трусики, пощупает, погладит, а в благодарность в день ее защиты тяжелой гирей бросит на чашу весов свой признанный авторитет.
     Не надейся, наивная девчонка, все это уже было, все возможное я видел и испытал. Теперь мне просто скучно глядеть на твои старания. Старость начинается не импотенцией и не физической немощью, а сознанием того, что все на свете повторяется, движется по замкнутому кругу. И в девятнадцатом веке, и сейчас девицы охотятся за перспективными женихами, но и. Как это у Куприна:
     Вот за офицером спешит мамзель.
     Ее одна лишь цель:
     Чтоб офицер влюбился,
     Чтоб он на ней женился.
     Сейчас все то же, только охотницы стали более активны, ничего не стесняясь, гоняются за покровителями типа современных "папиков".
     Оглядываясь назад, прихожу к выводу, что мы с Ингой жизнь прожили нашу в мире и согласии. Она оказалась хорошей хозяйкой, заботливой матерью и жаркой любовницей. Так что сексуального голода я не испытывал, причин изменять ей просто не было. Есть старая как мир поговорка: "Когда мужчине плохо - он ищет женщину. Когда мужчине хорошо - он ищет еще одну". На меня она не распространяется, поскольку я однолюб. Когда мне было плохо, я нашел Ингу. Когда мне хорошо, я спешу с этой радостью к ней. А Инга найдет способ меня наградить. Знает, что мне приятно видеть ее голой. Когда родился наш первенец, усаживалась кормить его нагой: высоко держит младенца у своей груди, колени слегка раздвинуты и мне видны волосики на холмике Венеры и складочка, убегающая от него вниз, между ляжек. Лицо Инги в этот момент светится, как у Мадонны. Иногда она может быть кокетливой. С ней не надо притворяться, что-то "строить из себя". Инга принимает меня таким, какой я есть, и бывает благодарна за каждую ласку.
     Некоторые замужние подруги Инги говорят о своих мужьях: "Он рассчитывает, что я буду плясать под его дудку! У меня свои привычки, от которых я не собираюсь отказываться"! Не желают эти дамочки стать той, которую хочет видеть муж. Отсюда происходят бесконечные конфликты. У нас было по-другому. Как только я нарисовался на горизонте в качестве кандидата в мужья, Инга постаралась узнать все о моих интересах, привычках, отношении к деньгам, работе, сексу. Поэтому стала желанной и незаменимой, несмотря на свои более чем скромные телесные данные.
     Только однажды я нарушил верность своей супруге - не из любви к другой женщине, а чтобы унизить и наказать эту девицу за недостойный поступок.
     У нее была симпатичная мордашка, хорошая фигурка с аппетитными грудочками и оттопыренной попой. Она умела одеваться так, что нормальному мужику хотелось немедленно ее раздеть. Когда ее знакомили с мужчиной, она подавала руку лодочкой и щебетала как птенчик:
     - Тонечка...
     Мечтой Тонечки было выйти замуж за человека положительного, входящего в советскую элиту и потому весьма обеспеченного. К таковой в ту пору принадлежали не только партийные и советские чиновники, но и люди науки. Мир крупных чиновников был для нее недосягаем, поэтому Тонечка еще в десятом классе поставила целью войти в мир науки. Там обитали похотливые старенькие профессора, которые так любят гладить юных девиц по ляжкам. Такого следовало развести со старой мымрой и женить на себе. На самый худой конец, можно при участии того профессора организовать себе животик, родить ребеночка и жить припеваючи под защитой и опекой любвеобильного шефа. Он, в силу присущей ему порядочности, будет проталкивать мамашу своего чада по карьерной лестнице, обеспечит докторскую степень и столь престижные в советское время командировки за границу.
     Ловеласы в науке водились всегда, поскольку интенсивная работа головы возбуждает половую сферу. Известный профессор ХХ не пропускал ни одной аспирантки, чтобы не задрать ей подол. К этому Жизнелюбу и поступали девицы определенного настроя. Доцент YY развелся со старой женой, руками которой выполнена большая часть его работ, и женился на секретарше, годной ему во внучки. И даже смастерил ей двойню мальчишек. Справедливо сказано: больше всего семейную жизнь портит наличие секретарши.
     Это к тому, что в планах честолюбивой девицы Тонечки не было ничего необычного: при отсутствии ума в голове она собиралась пробиваться в жизни другой, более соблазнительной частью своего тела. Можно сказать, что она хотела стать проституткой, только намеревалась торговать своим телом не за деньги, а за карьеру и положение в обществе.
     Для начала Тонечке нужно было получить доступ в почти закрытый мир науки, где все друг друга знают. И не лаборанткой "подай-принеси" , а в качестве аспирантки с видами на научную карьеру. Экзамены в аспирантуру к нашему профессору она сдала хорошо и поступила... Но, возникла неожиданная проблема: наш зав-каф был уже дряхлый, почти не вмешивался в дела аспирантов, поручая неформальное руководство своим подчиненным. В роли такого куратора Тонечки, к ее разочарованию, оказался я - фигура совершенно не желательная.
     Во-первых, фанатик науки, требующий работы, работы и еще думающей головы. А Тонечка работать не хотела, думать не умела. Она желала прельщать и лучшим инструментом для этого служили Тонечкиы стройные ножки совсем не скрытые мини-микро юбочкой, тогда только что вошедшей в моду. Во-вторых, новоявленный куратор имел тощую жену, в которую, по непонятным причинам, был влюблен без ума и никаким соблазнам не поддавался. В-третьих, он был всего то доцент, а не маститый профессор.
     После полевого сезона мои подчиненные проводят время в библиотеке, сидят в химической лаборатории или в складе "Черепков и берестяных грамот". Зимой я очень ценю тихою пустоту своей лаборатории, и спокойно работаю над очередной рукописью. Сотрудники и приданные мне аспиранты зав-каф появляются здесь только по одиночке, в определенный день для консультации со мной. Консультации Тонечки были назначены на вечер пятницы.
     Катастрофа произошла на третьем году аспирантуры, когда обнаружилось, что представленные ей выводы взяты с потолка, а в лабораторном журнале первичные данные просто отсутствуют или взяты с того же потолка. Это был подлог, вещь совершенно недопустимая в науке. Исследователя можно подозревать в недостаточной грамотности, в небрежности, в необоснованном увлечении сомнительной идеей, но не в сознательной подделке результатов. Если же такое обнаруживается, виновного ждет научная смерть. Подобная информация быстро передается в почти закрытом мире науки. Ни один журнал его больше не опубликует, ему не найдется место ни в одном институте страны.
     Все это я изложил Тонечке в тот пятничный вечер и демонстративно запер в шкаф лабораторный журнал с уликами.
     - Завтра я передам его в Ученый совет, если не хочешь позорного увольнения, сама подай заявление. Тебе место не в науке, а училкой в деревенской школе.
     Ехать в деревню Тонечке совсем не хотелось, надула губки и попробовала плакать. Потом пыталась уговорить меня, давила на жалость. Но на меня где сядешь, там и слезешь. Я встал, показывая, что аудиенция окончена.
     - Не смею вас задерживать...
     Что оставалось делать легкомысленной деве. Она любила красоваться среди бывших одноклассниц: аспирантка в престижном Универе, будущее светило науки, скоро за границу поеду. Но работать - извините, это портит ее красоту! Наконец, решилась на крайнее:
     - Да, я провинилась, н о с о в с е м н е м н о г о, накажите меня, отшлепайте или высеките розгами.
     Мысленно она уже видела, как этот суровый куратор вывозит ее за город. На лоне природы снимает с нее трусики и стегает розгой по красивой попочке. Ему это понравится, он захочет еще чего-нибудь... Тогда им можно будет вертеть так же легко, как она вертит своей попкой перед старенькими профессорами. Вначале ей показалось, что так и будет.
     Говорят, что женщина никогда не врет - она просто не помнит, что сказала минуту назад. Черта с два! Тонечка отлично помнила все свои подтасовки, накопившиеся за два года аспирантуры. Но упрямо не хотела в этом признаваться. Поэтому снисхождения она не заслуживала.
     - Запри дверь - сказал куратор.
     Тонечка моментально перестала всхлипывать, повернула защелку замка, легла животом на стол. Сама задрала на спину мини юбочку и предоставила моему обозрению прозрачные колготки и белые трусики. Она приготовилась отделаться шлепкой и не подозревала ничего "плохого". Поэтому спокойно лежала, пока я спускал все это с ее попы, только сжала ягодицы в ожидании шлепка. Но мужская рука забрала в горсть ее девочку, ее киску и перебирает складочки! И два пальца проникли в ее влагалище, шевелятся там. Вскочила
     - НЕТ! Только не это!
     Женское "нет" очень часто означает "да" , которое по каким то причинам неудобно произнести в слух. Поэтому я был уверен, что она покорится.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


Читать из этой серии:

» Память. Часть 1
» Память. Часть 2

Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |









  © 2003 / КАБАЧОК