Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 19737 
страниц: 45395 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |








категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма

Олег, коснувшись между ног у Лены, обнаружил мою сперму и понял, что всё было. Татьяна легла на спину, Олег вошёл в неё, подняв её ноги себе на плечи, закончил он очень быстро всего с десяток движений членом в половом органе моей супруги. Татьяна позже сказала, что кончила, кода он делал ей кунилингус, но старалась не показывать виду. А Олег сказал, что сильно возбудился, оттого что я занимался любовью с его женой.
[ Читать » ]  

Конечно хочу, - теперь уже познакомиться с такой "экзотической" в моем сознании девушкой. После представления, которое не принесло более ничего ошеломляющего мы с Машей посидели в кафе и я много интересного узнал о девушке и "конторсии". Ми-Ми рассказала, что занимается пластикой и растяжкой с 5 лет, когда ее впервые привели в балетную школу, где растяжка занимала по 3 часа в день болевых ощущений, но с балетом не получилось и в 9 лет она начала ходить в секцию худож. гимнастики. Каждая тренировка это- огромные физические нагрузки на мышцы. Главное место в гимнастике, как и в балете отводится растяжке. Ребёнок должен сесть на сверхшпагат, и это сопровождается такой болью, которую не каждый выдержит. Но, превозмогая всё это, девочки продолжают заниматься, и спустя некоторое время растяжка и гимнастика становится неотъемлемой частью их жизни. Я в 11 лет стала мастером спорта, пробовала свои силы и в акробатике, но больше всего нравится пластика и йога. В каждом виде растяжка главное, и ей уделяется 3-5 часов в день плюс обязательная растяжка перед сном под руководством МАМЫ (бывшей цирковой гимнастки) . Она-то и добивалась от дочери фантастических результатов не считаясь с болью и мольбами девочки. -Я могла даже спать провисая в шпагате. Или смотреть кино в задней складке с собственной попой на голове. - рассказывала Маша. Мать и сейчас сохранила хорошую растяжку и может повторить практически все элементы сегодняшнего номера в цирке. - Сначала превозмогать боль было не выносимо, но постепенно мне стало нравиться чувствовать боль и натяжение мышц, болевые ощущения стали приятными и я уже не могу представить свою жизнь без растягивания. А если не заниматься регулярно, то завтра ногу и выше пупка не поднимешь, а пока: Маша резко махнула прямой ногой вверх и колено сразу уперлось в плечо, а ноги образовали прямую линию в шпагате, джинсовая юбочка на секунды задралась и моему взору предстали элегантные полупрозрачные стринги белого цвета и как я смог разглядеть не темнеющие на лобке, а значит девушка следит за своей "киской". Мы начали встречаться довольно часто, сначала 1-2 раза в неделю, а потом через день. Каждый раз Маша старательно "уходила" в разговоре от темы гибкости, а на мои мольбы показать что-нибудь не обращала внимания, хотя иногда, как бы случайно, но что бы я заметил Ми-Ми делала что-то из элементов на гибкость. Чаще всего это были ошеломительные сгибания кистей рук (Когда большой палец согнутой во внутрь кисти вплотную прижимается к руке) или отдыхая на лавочке с сквере она сгибала стопу ноги в кольцо, и почти касалась пальчиками пятки. В общем частенько напоминала, что ее слова в цирке не без почвенны, хотя мне уже и без растяжки она нравилась все больше. Помариновав меня так с месяц Ми-МИ откликнулась на предложение встретится у меня дома. И вот в назначенный день Маша вошла в дверь моей скромной однушки. Рассматривать в квартире особенно нечего, найдя ванную Маша удалилась в нее. Через несколько минут она появилась в одежде больше напоминающей одежду для сексуальных игр, на ней был купальник из тонкой ткани, он блестел и плотно обтягивал каждую ложбинку ее шикарного тела, на ногах были одеты теплые гетры без носков, они начинались у свода стопы и закрывали 2/3 бедра - это для тепла, чтобы быстрее разогреть ноги, слегка подтянув гетры сказала МИ-Ми. Я в первый раз увидел ее в таком виде - она просто "богиня".
[ Читать » ]  

И решила свернуть с нашей трассы, немного в сторону. По мере удаления от маршрута возбуждение нарастало. Я остановилась и стала оглядываться по сторонам - риск, что неожиданно с любой стороны может возникнуть лыжник был велик. Сердце стучало, пытаясь вырваться наружу. Жар был нестерпим. Сдерживать себя я уже не могла! Я спустила ниже колен штаны, трусы и с высоты своего роста, не снимая лыжи рухнула в снег: Опять забытые ощущения ворвались в меня с новой силой!
[ Читать » ]  

Женщина продолжала бороться с непослушной молнией. Над головой негромко шумела вентиляция и в какой-то кабинке журчала вода в сломанном бачке. Вдруг сзади, звонко щелкнув, захлопнулась дверь. Она вскинулась, собираясь обернуться, но тут ее обхватила сильная мужская рука, больно сдавив живот. Жесткая ладонь запечатала открывшийся для крика рот.
[ Читать » ]  

Рассказ №12267

Название: Коленки или вечерний этюд. Часть 2
Автор: Елена Стриж
Категории: Случай, Странности, Романтика
Dата опубликования: Воскресенье, 05/12/2010
Прочитано раз: 20402 (за неделю: 5)
Рейтинг: 88% (за неделю: 0%)
Цитата: "Она приоткрыла глаза и посмотрела на свою ладонь. Пальцы были слегка сжаты в кулачке, они сжимали теплую плоть, в утреннем свете она сияла, казалось, что была прозрачной и такой теплой. Она разжала пальцы, легкий след остался на коже, тело плавно выпрямилось и вот уже на нем не осталось ни одного следа от ее прикосновения. Она лежала на плече, это было женское плече, женская грудь, женское тело. Ей стало так легко, так спокойно, что она еще плотней придвинулась к ней, положила на нее свою ножку, а рукой снова взяла ее юную грудь. Глаза сами закрылись, но лететь никуда не хотелось, хотелось только лежать и ни о чем не думать...."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Что случилось, она не чествовала боли, она была поражена действиям своего организма. Что это? Огромное пространство открывалось перед ней, свет то мерк то снова загорался. От этого светового фейерверка ей показалось, что она увидела звезды, такие далекие и такие холодные. Откуда они? Где я? Мысли пытались найти ответ, но тут же погружались в ничто. Огромное, по настоящему бесконечное пространство окружало ее, что там в дали, что за этими звездами, что? Время ни что, только мы как мотыльки летаем вокруг смертельного пламени свечи, мы сгораем, а время остается.
     Она открыла глаза. Пятна прошли. Она увидела всю туже люстру, что так упорно светит ей в лицо, теже стены и туже мебель. Она посмотрела на свои коленки, что так плотно были сжаты, но сейчас они уже не прикрывали ее грудь, ноги были согнуты в коленках, а пяточки прижаты к ягодицам. Она все так же лежала на нем. Она посмотрела на свои коленки, юбка соскользнула с них, она увидела синяк, что получила еще на прошлой неделе когда ударилась о край стола. Теперь этот синяк был не прикрыт и так нагло выделялся ее ноге. Странно, она смотрела на свои коленки и думала о завтрашнем дне, что завтра выходной, что она будет отдыхать и что все хорошо.
     Она увидела его как будто промежду прочим, даже не удивилась, ни один мускул на ее лице не дернулся, даже палец на ее руке не посмел пошевелится. Она смотрела на него, как будто это она его изучала, как будто это он находился на столе под стеклянным колпаком, а она его изучает. Ее взгляд был холодным и совершенно безразличным, что будет с ним, погибнет ли этот мотылек сейчас или еще сможет протянуть несколько часов. Ей было все равно, это просто эксперимент.
     Его теплые ладони легли на ее коленки. Они действительно были теплыми и мягкими. Он осторожно ощупал колени, они торчали вверх. Не напрягаясь, он слегка надавил на ладони и разъединил колени между собой. Между ногами появилась щель, она была тонкой, но сквозь нее она увидела его белую рубашку, она просто засеяла сквозь щель. Она не сопротивлялась, да и не было сил и возможности это сделать, она просто смотрела на свои коленки, как они медленно расходятся в разные стороны.
     Он развел руками в разные стороны ее ноги, они оставались согнутыми в коленках, только теперь они торчали в разные стороны. Он еще раз осторожно надавил на коленки. Она в детстве пыталась заниматься гимнастикой, проходила целых три года в спортивную школу, но после болезни запустила занятия и бросила спорт. Он надавил на коленки, тем самым, пытаясь опустить их как можно ниже к столу. Сухожилия натянулись, она почувствовала старые ощущения, когда занималась растяжкой на гимнастике. Он еще сильней надавил. Тело прогнулось в пояснице тем самым помогая хоть на немного еще раздвинуть коленки. Она не сопротивлялась, она просто смотрела, ей самой было любопытно, что дальше.
     Его теплые ладошки отпустили коленки и плавно скользнули по внутренней части ног. Она пыталась удержать коленки в таком же состоянии, что он ставил их, но они не слушались ее и от этого они медленно приподнялись. Она посмотрела на него изучающи, и не смотря на то, что она лежала, она смотрела на него сверху в них.
     Она отдаленно почувствовала как его пальчики касались ее тела, она чувствовала его тепло, но почти не чувствовала его прикосновений. Было ощущение, что ей поставили обезболивающий укол, тело онемело, перестало чувствовать тонкости, но оно еще могло чувствовать тепло.
     Он отбросил подальше на грудь ткань юбки, его ладонь легла на живот. Тепло, успокаивающее тепло, оно было нежным, и глубоким. Она устала смотреть, ей хотелось погрузится в свой бездонный космос, уйти в него если не навсегда, то хотя бы сейчас пока она этого хочет. Ресницы медленно начали закрываться.
     Его пальчики коснулись трусиков, они слегка их оттянули. Возможно он увидел много, а может и ничего. Он взял обоими руками за резинку и с силой потянул ее в разные стороны. Ткань не рассчитанная на такую силу моментально поддалась. Глухой треск рвущейся нитей спокойно вошел в ее сознание. Он разрывал их на кусочки. Она сквозь закрывающиеся ресницы видела как он хладнокровно терзал клочки этой ткани. Он рванул руку на себя и из-под нее, что-то выскользнуло. Легкая прохлада коснулась ее.
     
     * * *
     
     Время само по себе вечно, нам не дано его понять, по крайне мере сейчас. И не важно, что сейчас твориться, следующее мгновение наступит за этим и так до бесконечности, ни, что не может его остановить. Ее глаза сомкнулись в полном спокойствие, тело погрузилось во тьму, а душа воспарила куда-то высоко, высоко, аж голова закружилась. Она летела как птица, но не махала руками, лишь только распростерла их в разные стороны как крылья у самолета. Она летела туда, куда самой ей хотелось, как это получалось она не знала, но хотела на лево и ее тело поворачивалось на лево, хотела в верх и вот она уже устремлялась в высь. Перед ней появилась преграда в виде огромного куста, ей только стоило на него взглянуть и тело в туже секунду плавно поднялось над ним и тут же плавно опустилось как только она его перелетела. В душе все раздувалось от этих воздушных прыжков. Немножко было страшно, ведь она так редко летала, а в друг не справиться и упадет. Ей хотелось взмыть очень высоко, но там холодно, только в сне так можно летать, но наяву все же холодно. Она опустилась ближе к верхушкам деревьев и полетела над ними. Ветер ласкал лицо, она закрыла глаза, подняла подбородок и в легком парении продолжила свой безоблачный полет.
     Она увидела как выглянуло солнышко и его летние лучики коснулись ее, стало тепло, она прогнулась в пояснице, стараясь не потерять равновесие в полете, она подставила плечи и грудь под теплый солнечный ветер. Внутри, защекотало. Почему нельзя летать животом к верху как в воде, жаль. Но это нежное тепло грело ее и ей совершенно не хотелось открывать глаза, но что впереди?
     Она спокойно открыла глаза, ресницы моргнули, солнышко светило прямо в лицо. Это утреннее солнышко, только оно так низко весит над горизонтом и только в это время оно такое ласковое и приветливое Утро. Она посмотрела прямо на него. Свет не резал ее глаза, солнце еще не набрало дневную силу, оно только ласкало, но не жгло.
     Она прижалась щекой к чему-то теплому, как будто это была мамина шаль. Взгляд и мысли были в полете, тело еще летало. Ей казалось, что она сейчас опускается и так стремительно, что даже дух захватил, она перестала дышать, внутри все замерло, даже сердце стало биться медленней, она прикрыла глаза. Плавный вираж и ее ноги коснулись земли, вздох облегчения, руки опустились. Она присела на землю коснулась редкой травы, взяла в ладонь горсть теплого песка и с жала его в кулачке. Он был теплый и мягкий, она чуть-чуть расслабила ладонь и от тут же заструился между ее пальцев, он вытекал сквозь них и вот ладонь уже осталась совершенно голой.
     Она приоткрыла глаза и посмотрела на свою ладонь. Пальцы были слегка сжаты в кулачке, они сжимали теплую плоть, в утреннем свете она сияла, казалось, что была прозрачной и такой теплой. Она разжала пальцы, легкий след остался на коже, тело плавно выпрямилось и вот уже на нем не осталось ни одного следа от ее прикосновения. Она лежала на плече, это было женское плече, женская грудь, женское тело. Ей стало так легко, так спокойно, что она еще плотней придвинулась к ней, положила на нее свою ножку, а рукой снова взяла ее юную грудь. Глаза сами закрылись, но лететь никуда не хотелось, хотелось только лежать и ни о чем не думать.
     
     * * *
     
     Кто-то прошел мимо, слабое дуновение ветерка от его тела и шелест одежды. Тихо звякнула посуда, снова шелест и тишина. Она приоткрыла глаза. Теперь она была одна, она даже не заметила как ее спутница покинула постель. Солнышко так же ласково грело, значит времени прошло совсем немного, она просто уснула, и вот теперь пора вставать.
     Прозрачный пар подымался над белоснежной кружечкой. Ее стенки были так тонки, что просвечивалось не только ее содержимое, но и лучи, что падали на нее. Пар подымался вверх, искрился и растворялся. Она села, взяла в ладони кружечку вдохнула и замерла. Кофе, этот незабываемый аромат, он такой горько-сладкий. Она еще раз вдохнула его, носит вздернулся и она взглянула на шторы за которые начало заходить солнце. Что может быть лучше утреннего кофе, только кофе.
     Она не спеша выпила его, ни кто не мешал, в доме было тихо. Вставать совсем не хотелось. Это была комната Татьяны, ее тахта, ее халат. Она встала и набросила его на себя, он оказался немного великоват, но такой теплый и мягкий. Ее вещи аккуратно лежали на стуле. Она нагнулась и взяла в руки коробочку, на ней был нарисован женский силуэт. Ее пальчики раскрыли ее и достали белоснежные плавочки, они были легкими и нежными. Она коснулась их губами, провела ими по щеке и осторожно положила на стул по верх своей юбки. В доме была тишина.
     
     * * *
     
     Я присела и посмотрела на свои коленки. Они по мальчишески были острыми, а если их соединить, то даже немного торчали в разные стороны. Как то я раньше на них почти не обращала внимания, они просто были вот и все, так же как волосы и нос, но сейчас я смотрела на них как то по иному, даже с любовь. Я села на пол, обняла ноги, подтянула колени поближе к себе, положила на них голову и закрыла глаза.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

E-mail автора: elena.strizh@mail.ru



Читать из этой серии:

» Коленки или вечерний этюд. Часть 1

Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |









  © 2003 / КАБАЧОК