Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 20793 
страниц: 47823 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |








категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма

Выйдя в одном полотенце из душа, Жора тут же был увлечён своей красавицей-женой в мой кабинет - она явно сильно соскучилась за своим пропащим мужем. И точно - совсем скоро из моего кабинета стали доноситься сладострастные стоны подруги моей Виктории. Как оригинально пошутила одна моя потрясающая знакомая: "Хьюстон! Есть полный контакт!" Кстати, а как там моя прелесть - сегодня я спал отдельно, поработав полночи с бумагами по оружейному бизнесу. Вскоре я зашёл в спальню и полюбовался спящей красотой моей ненаглядной Виктории. Заодно я положил рядом с ней шикарную розу из дорогого цветочного магазина, так что она шла по цене целого английского газона. Ещё бы, надпись на фасаде - "Прямо из Парижа". Красота моей сладкой ненаглядной Виктории только оттеняла красоту розы. Или наоборот - моя Виктория просто прелесть!
[ Читать » ]  

Женя поначалу офигел, но уже через некоторое время положил свою руку мне на голову и начал ритмично подталкивать его мне в рот. Вообще-то, это была довольно опасная затея, поскольку буквально за стенкой шел праздник и в комнату в любой момент мог кто-нибудь зайти, но чувство опасности подстегивало лишь только еще сильнее. Короче,не вдаваясь в подробности, скажу, что отсосал я у Жени, как говорится, по полной программе. Бедняга Жека даже не знал что и сказать, он застегнул ширинку, посмотрел на меня и выдавил:
[ Читать » ]  

Тем временем парень только набирал обороты, активно двигая тазом он забивал свой член ей в рот. Из глаз мамы потекли слезы, но она как могла наживалась голов на его пенис. В старании и упорстве еенельзя было упрекнуть. Не прошло и двух минут как он вытащил член из ее рта, быстро одев шорты он схватил ее за запястье, помог ей встать на ноги и подозрительно осмотревшись по сторонам, повел в доль берега в неизвестном мне направлении. Мать одной рукой вытирая губы, непонимающе смотрела на него, но все же шла. Когда они уже скрылись из моего поля зрения, я остановил запись и не задумываясь принялся дрочить. Хотя дрочкой это было никак нельзя назвать. Чуть коснувшись члена я незамедлительно кончил. Хоть как то сбросив накопленное напряжение, до меня наконец дошло что мать ушла с этим пацаном. Несмотря на сильный оргазм я по прежнему был возбужден, и мысли о том что сейчас может делать этот парень, мой ровесник с моей мамой будоражили меня. Купальник и все наши вещи теперь находились без присмотра.
[ Читать » ]  

Весело накупавшись, мы сразу же голышом (словно и впрямь супруги!) юркнули в нашу постель (конечно, я убрал свастическое покрывало с её пятнами крови, боясь, что оно напомнит ей о боли) , в которой перед сном долго нежились, шепча друг другу искренние признания в любви, и бесконечно скрепляя их страстными поцелуями.
[ Читать » ]  

Рассказ №1253

Название: Щадящие удары
Автор: С. Бархатов
Категории: Экзекуция
Dата опубликования: Вторник, 21/05/2002
Прочитано раз: 27465 (за неделю: 21)
Рейтинг: 88% (за неделю: 0%)
Цитата: "Она затеяла уборку в доме. Мытье полов я должна была осуществить "особым способом". Рукоять швабры я вставила в свой задний проход и, аккуратно перемещаясь на четвереньках, волокла за собой тряпку. Госпожа долго забавлялась, наблюдая за моими неуклюжими попытками, потом убедилась в моей неспособности аккуратно прибраться этим способом и предложила закончить уборку как обычно...."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Я не знаю, утро сейчас или вечер. Вообще-то мне все равно. И никакой пользы знание мне бы не принесло. Однако любопыт-ство, что сгубило кошку, так и ищет выхода. Хорошо, что путь ему закрыт - черной повязкой на моих глазах.
     Господин затянул ее уже давно; поскольку время меня не должно интересовать, никаких уточнений сообщить не могу. Тогда же был затянут ремень, который мешает мне выпрямиться, поскольку охватывает мои икры и спину. Я лежу на холодном полу в центре комнаты. Вряд ли меня развяжут в ближайшее время - такого рода наказания обычно длительны и эффект напрямую зависит от срока.
     Впрочем, обездвиживание совершалось постепенно. Несколько дней тому назад я допустила первую ошибку: перемещалась по кухне слишком резво и не успела вовремя встать на колени, когда вошла госпожа. Она не стала прибегать к прямому физическому воздействию, но стянула мои лодыжки коротким кожаным ремешком. Теперь я могла делать только маленькие шажки и падала от малейшего удара или прикосновения. Это, как мудро предположила Госпожа, нисколько не помешало мне выполнять домашние работы. На кухне не требовалось преодолевать большие расстояния, а в комнатах я могла находиться только в присутствии Господ - значит, на коленях. Что же касается прихожей и подсобных помещений - передвижение на четвереньках Госпожа сочла более приемлемым. Прогулки на улице мне запретили до особого распоряжения еще раньше - когда я позволила себе задержаться в супермаркете, воспользовавшись при этом машиной Господина.
     Тот день завершился успешно; Господа остались мной довольны, вечернее наказание доставило им огромное удовольствие, а меня успокоило - все мои проступки были после него прощены, и я была чиста перед хозяевами.
     Но, увы, радость оказалась непродолжительной. Утром я споткнулась в дверях спальни и расплескала несколько капель кофе, предназначавшегося Господину. Он решил, что я передвигалась слишком быстро, и воспрепятствовал этому, стянув металлической цепочкой, замкнутой на ключ, мои колени. Теперь и на четвереньках мне стало двигаться куда тяжелее. Чтобы встать, приходилось опираться на стоящие поблизости предметы. Кроме того, посещение туалета требовало освобождения от цепочки. А это происходило лишь тогда, когда Госпожа милостиво вспоминала о моих нуждах, за что я всеми способами высказывала ей свою благодарность. Она вынуждена была присутствовать при унизительной процедуре, когда я пользовалась своим горшком, и за это требовала, чтобы я разделила ее унизительное положение. Для рабыни был только один выход: в присутствии хозяйки по ее великодушному распоряжению я пробовала свои испражнения прежде, чем мыла горшок. Это приводило Госпожу в веселое расположение духа, что не могло меня не радовать. Увы, Хозяева нечасто вспоминали о моих туалетных потребностях; я постоянно сдерживалась и не могла выражать радость от исполнения их приказов.
     Это привело к следующему печальному инциденту: во время кухонной уборки я рукой задела стоявшее на столе металлическое блюдо. Звук его падения прервал послеобеденный сон Госпожи. Она тут же позвала меня и заставила признаться в проступке. Госпожа ограничилась маленьким наказанием: только заставила меня надеть наручники, которые еще больше ограничили меня. Но вечером Господин назвал меня "испорченной, неисправимой рабыней" и прибегнул к одной из самых страшных мер: вечером меня не наказали и тут же отправили спать. Я ползала в ногах у Хозяев, умоляла быть со мной строже, плакала в голос, просила дать мне почувствовать вину: Но удостоилась только фразы Господина: "Вот самое страшное наказание для этой негодной твари. Если она еще раз провинится, не знаю, что и делать:"
     Следующие два дня прошли вполне удовлетворительно. Я исполняла все приказы с предельной точностью, дрожа при каждом движении. Все ошибки Госпожа предусматривала заранее и наказывала за них сразу же. Впрочем, вечерами Господин вносил свою лепту, находя, что понесенное мной наказание недостаточно. Он счел, что уроки пошли мне впрок, и даже позволил некоторые вознаграждения. Так, мне было разрешено последовать за Господином в туалет и даже попробовать его испражнения, что оказалось лучшим моим переживанием за несколько дней. С каким удовольствием я испытывала языком этот полузабытый вкус! Какое возбуждение это вызвало! Я кончила тут же, склоненная над унитазом, и была с любовью наказана за такое неуважение сначала Господином, а потом (гораздо сильнее) и Госпожой. Это последнее было настолько болезненно, что я не смогла сдержать неприятных хозяевам звуков. Чтобы это не повторилось и чтобы мои никчемные стоны не могли потревожить сна, Господин вставил мне в рот довольно большой кожаный кляп, широко раздвинувший челюсти и прижавший язык к небу. Некоторое время я не могла привыкнуть к столь значительной деформации, но потом даже получила от нее некоторое удовольствие и провела несколько часов в глубоком сне на своем коврике у двери.
     Утром Господин, уходя на службу, проверил мое состояние и решил, что кляп пока может оставаться на мне. Госпожа позволила мне поесть несколько позже, но, вставляя кляп на место, была не так аккуратна, как ее супруг. Однако я смогла сдержать стон, только заплакала. Госпожа снизошла до того, что заметила это, и поправила кожаную штучку. После этого она меня сильно отшлепала моим же поводком, поскольку увидела в моем поведении недопустимую вольность. Весь день, кроме времени, отведенного на уборку дома и обед и ужин Госпожи, я провела на поводке, привязанной к ручке входной двери. В этом положении мне было очень хорошо; я чувствовала себя полностью счастливой, окруженной заботой и вниманием своей строгой Хозяйки. Конечно, я не могла говорить и не могла двигаться. Не могла есть и посещать туалет. Но зачем мне все это, если Госпожа сочла это ненужным? Если мое наказание требовало таких ограничений? Я настолько возбудилась от этой мысли, что даже намочила под собой коврик. Это заметил Господин, когда собирался вечером отвязать меня для кормления и наказаний. Он тут же позвал Госпожу, чтобы убедить и ее в моей испорченности. Я залилась краской и умоляла о прощении - к подобным вещам Господа относились весьма серьезно. Наказание в итоге отложили.
     Я приготовила ванну для Господ, затем сделала вечерний кофе. После этого мне разрешили сходить в туалет и поесть. Госпожа решила, что мне не стоит лишний раз отвлекаться и использовать еще какую-то посуду. В качестве посуды она приказала использовать все тот же туалетный горшок, предварительно вымыв его. Тем самым я лишалась возможности лишний раз испробовать свои отходы (Госпожа проверила качество чистки), но получила лишнее доказательство хозяйской заботы о своей ничтожной персоне.
     Господин счел, что я не заслужила права на наказание.
     - Однако твоя дырочка должна получить свое! - заметил он.
      Из особого отделения комода красного дерева было извлечено приспособление, о котором я начала уже забывать. Черный резиновый цилиндр, чуть расширяющийся с одной стороны. В этой части внутри находился воздух. Легкое нажатие металлического поршня на узком конце - и тот, пустой, еще больше расширялся, становился жестким: Ощутить это внутри себя мне и предстояло.
     Господин приказал мне раздвинуть ноги и с усилием вставил широкий конец цилиндра в меня, оставив наружи только поршень и непосредственно примыкающий к нему ободок:
     - Сейчас тебе предстоит узнать, что нужно избегать течки, если Господа не позволили!
     Никогда раньше Господин не вдвигал поршень до упора. Сегодня он сделал это. И вторжение было болезненным. Я почувствовала, как разбухает цилиндр, как раздвигает он мокрые стенки моего отверстия, как его давление становится болезненным. Я прикусила губу; Господин зафиксировал поршень в крайнем положении и пристегнул к нему цепочку, другой конец которой соединился с моим ошейником. Затем я должна была поблагодарить за заботу, что и исполнила. Резина в моей жаждущей дырочке причиняла не столько боль, сколько возраставшее с каждым движением неудобство. Цилиндр превратился в грушу, предотвращавшую всякую попытку освобождения. Несвобода стала еще очевиднее и прекраснее, когда мне стянули колени. Давление цилиндра причиняло настоящий дискомфорт. Кроме того, меня вновь привязали к дверной ручке на короткий поводок и тем самым лишили сна. Тем самым все ночные мысли были неминуемо сосредоточены на резиновой груше в моей п...нке. Это ощущение причиняло настоящее удовольствие. Я страшилась только, что Господа могут изменить свое благорасположение и лишить меня столь желанного наказания.
     Наутро ничего подобного не произошло. Господин остался мною доволен и предложил облизать его член после туалета, а Госпожа днем придумала новое развлечение. Она затеяла уборку в доме. Мытье полов я должна была осуществить "особым способом". Рукоять швабры я вставила в свой задний проход и, аккуратно перемещаясь на четвереньках, волокла за собой тряпку. Госпожа долго забавлялась, наблюдая за моими неуклюжими попытками, потом убедилась в моей неспособности аккуратно прибраться этим способом и предложила закончить уборку как обычно.
     Моя попка горела и ныла, раздвинутая рукоятью швабры, но это не вызвало неудовольствия Госпожи и не привело ни к каким послаблениям. Она, правда, позволила мне подмыться и поставить себе клизму, но вечером повторила сходные упражнения с моим задним проходом. Господин также повеселился - для него я повторила утренний номер "на бис".
     Следующий день был по-настоящему ужасен. Как-то так вышло, что я посмотрела в глаза Госпоже. Ничтожная рабыня не имеет на это никакого права! И наказание не могло не быть страшным. Вечером Господин прибыл поздно; он выслушал отчет о моем поведении и первым делом наложил повязку, с которой я начала рассказ. Так меня оставили до утра, не почтив ни единым знаком внимания. Слезы остались безответными, а кляп и цепочки мешали подать более существенные знаки Господам. Меня оттащили на поводке на коврик и бросили там.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

E-mail автора: velvetov@yandex.ru


Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |









  © 2003 / КАБАЧОК