Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 20881 
страниц: 48026 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |








категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма

В голове у меня помутилось, руки непроизвольно обхватили тело девушки, в штанах же началась настоящая революция - там всё требовало свободы. Ленка как бы нехотя отлепилась от моих губ и отстранилась:
[ Читать » ]  

Освобождение, как обычно, не досталось мне даром - Эш запихал мне в рот кляп, привязал за локти к спинкам кровати и устроил моему заду и влагалищу вдумчивую порку, после чего как следует меня выебал. Во время таких его посещений я обнаружила, что он, по крайней мере, надевает презерватив. Это, в свою очередь, подтвердило мою догадку о том, что я здесь надолго - настолько, что любые осложнения в виде беременностей были нежелательны для обеих сторон. Это до некоторой степени обрадовало меня, хотя я была бы не прочь забеременеть, если это означало бы освобождение. Но этого, по всей видимости, вряд ли стоило ожидать.
[ Читать » ]  

Первым делом я хотел посмотреть её нижнее бельё в чем она ходит как одевается. Я сослался на то что всю ночь про куролесил со своей подружкой и так и не сомкнул глаз сильно хочу спать, под этим предлогом выпроводил Димку а сам быстрыми шагами направился к Светкиному шкафчику. Меня всегда интересовали тайны стороны жизни девчонок что они любят носить какие у них трусики мысли, записи фотки дневники. Но это я не где мог посмотреть а тут целый Клондайк. Открыл её шкафчик с нижним бельём и сразу взял стопочку трусиков, предварительно хорошо запомнив как они лежали чтоб не кто не заметил как я шарился. Я отметил что очень много у неё было красных ярких и белых трусиков, этот цвет вообще шел к её темной коже. Я нашел у неё только одни обычные трусик все остальные были или кружевные или просвечивающие, либо стренги. Я представлял её как она выглядит в каждых из них.
[ Читать » ]  

После возмущенной фразы Лёха расплывается обаятельной улыбкой. Его ничуть не портит коронка на переднем зубе! Монстр, блин: в хорошем смысле! Следом за улыбкой идет крученый удар в "девятку":
[ Читать » ]  

Рассказ №12665

Название: Проснись и пой. Часть 6
Автор: Pavel Beloglinsky
Категории: Случай, Гомосексуалы, А в попку лучше
Dата опубликования: Четверг, 14/04/2011
Прочитано раз: 25650 (за неделю: 61)
Рейтинг: 88% (за неделю: 0%)
Цитата: "- У нас, Никита, был секс... совершенно нормальный мужской секс, состоящий из разных видов активности... орально, анально - всё это было, и всё это было по высшему разряду... у нас был нормальный секс - секс, Никита, а не "ты меня выебал"... обалденный был секс! - Андрей произнёс последние три слова с жарким придыханием, сладко смакуя каждый выдыхаемый слог, так что у Никиты не должно было остаться ни малейшего сомнения в правдивости такой оценки. - Естественно, я тебя трахнул - вставил тебе в попку... да и как могло быть иначе? Ты сам, Никита... сам ты этого хотел!..."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     - Никита! Ну, что за слова - "в жопу", "выебал", "ебал", - рассмеялся Андрей, невольно любуясь Никитиной наивностью... эта наивность, почти детская, совершенно не наигранная, открывшаяся у шестнадцатилетнего парня с большим и крепким писюном, была одновременно и уморительна, и умилительна, и вместе с тем она, эта искренняя наивность, странным образом ещё больше подогревала, подстёгивала и без того сильное Андреево желание. - Есть другие слова, Никита! Другие слова, обозначающие этот процесс... хотя, быть может, и не такие звучные! Понятно, что суть важнее, скажешь ты "жопа" или скажешь "попа"... суть всегда важнее слов, и это правильно... но это с одной стороны. А с другой стороны, всё определяется словами, и оттого, какие слова мы выбираем для определения сути...
     
     - Ты меня выебал? - не дослушав Андрея, повторил Никита; теперь в интонации, с какой Никита это спросил, уже было не осмысление услышанного вслух, в совершенно конкретный - прямой - вопрос.
     
     - У нас, Никита, был секс... совершенно нормальный мужской секс, состоящий из разных видов активности... орально, анально - всё это было, и всё это было по высшему разряду... у нас был нормальный секс - секс, Никита, а не "ты меня выебал"... обалденный был секс! - Андрей произнёс последние три слова с жарким придыханием, сладко смакуя каждый выдыхаемый слог, так что у Никиты не должно было остаться ни малейшего сомнения в правдивости такой оценки. - Естественно, я тебя трахнул - вставил тебе в попку... да и как могло быть иначе? Ты сам, Никита... сам ты этого хотел!
     
     - Сам хотел? Я хотел, чтоб ты меня выебал? - недоверчиво проговорил Никита, медленно осмысливая новую порцию новой информации.
     
     - Именно так! - рассмеялся Андрей. - Никто тебя ночью здесь не насиловал - не принуждал... да и чего было принуждать, если секс нам обоим был в кайф? В принуждении, Никита, кайфа нет... во всяком случае, для меня. К принуждению склонны люди, не способные делиться радостью... я называю их хапугами - от слова "хапнуть", то есть урвать для себя... я такого не понимаю. Взаимное наслаждение - вот кайф! Когда этого хочет каждый, и каждый...
     
     - Сам хотел... - словно эхо, повторил Никита, всё так же недоверчиво глядя Андрею в глаза, и по выражению лица Никиты было видно, что эта информация не укладывается у него в голове. - Сам... зачем? Я не мог... не мог, бля, этого хотеть...
     
     - Почему ты думаешь, что ты этого хотеть не мог? - отозвался Андрей.
     
     Они лежали по-прежнему, не меняя конфигурацию: Никита лежал на спине, разведя в стороны чуть согнутые в коленях ноги, Андрей лежал на Никите, вдавливаясь в Никитин пах напряженно твёрдым членом, одновременно с этим чувствуя горячую твёрдость члена Никитиного, при этом руки Никиты раскрытыми ладонями все так же обтекаемо лежали на сочных Андреевых ягодицах, - Андрей, опираясь на согнутые в локтях руки - нависая над Никитой, смотрел Никите в глаза, и в груди Андрея сладко щемило от неизбывной нежности... Андрею хотелось обнять Никиту, крепко стиснуть его, долго и сладко целовать его в губы, как это было ночью... он, Никита, "не мог этого хотеть"... как же, не мог он... хотел, ещё как хотел!
     И - спросив Никиту, почему он думает, что хотеть он этого н е м о г, Андрей, в принципе, знал, ч т о Никита ему может ответить, но Андрей интуитивно чувствовал, что Никите нужен диалог, потому как в диалоге осознаётся истина, и Андрей Никиту подталкивал к разговору - Никита нравился Андрею всё больше и больше, а с человеком, который нравится, всегда хочется сближения, невозможного без взаимного понимания, обоюдной искренности, - Андрей не соврал Никите, когда сказал, что настоящий кайф для него, для Андрея, может быть только взаимным, обоюдным, и никак по-другому.
     Этот парень - Никита - определённо нравился Андрею, и Андрей, лёжа на Никите - ожидая ответа, легонько двинул вверх-вниз бёдрами, потому что лежать без движения с залупившимся, сладко гудящим членом было невмоготу, - хотелось... хотелось ласкать Никиту, обнимать его, целовать - так, как он это делал ночью, когда Никита был не просто отзывчив на ласки, а сам с безоглядным упоением то и дело перехватывал инициативу... "я не мог этого хотеть"... наивный!
     
     - Как я мог хотеть этого, если я не голубой? Что, бля, за хрень! - воскликнул Никита, и в этом восклицании было столько искреннего, неподдельного непонимания, что Андрей невольно улыбнулся.
     
     - Никита, а ты что - боишься быть голубым? - Андрей задал этот вопрос с интонацией спокойной, подчеркнуто будничной, тем самым умышленно - на уровне интонации - лишая вопрос его сакраментальности, его глубинной значимости для многих и многих, впервые соприкоснувшихся с однополым сексом.
     
     - Хуля мне бояться! Я ничего не боюсь! - запальчиво проговорил Никита. - Я просто... просто не голубой, и всё! Я не боюсь, а я не понимаю... я не мог этого хотеть! Ты врешь... ты всё врешь! Ты... ебал меня? Честно скажи... ебал?
     
     - Ебал! Ещё как ебал! - так же напористо проговорил-выдохнул Андрей, но напористость эта была весёлой, азартной, ничуть не страшной; интонация, с какой Андрей подтвердил факт полового сношения, была подобна весеннему ветру, упруго бьющему в лицо: "ебал! ещё как ебал!"
     
     - Значит, вчера... я вчера был пьяный - я ничего не соображал... и ты этим воспользовался - ты меня выебал пьяного, - отозвался Никита, глядя Андрею в глаза; такой сценарий событий минувшей ночи Никите был более-менее понятен, точнее, такой сценарий объяснял для Никиты, как и почему всё это могло случиться. - Ну, бля, дела... - протянул Никита, обращаясь не столько к Андрею, сколько к самому себе.
     
     Никита произнёс последние три слова с чувством растерянности и вместе с тем с чувством удивления, что такое могло случиться - могло с ним, с Никитой, произойти, - осознание того, что его ночью трахнули, для Никиты прошло совершенно безболезненно, без истерики и надрыва, и всё это потому, что Никита пребывал в совершенной уверенности, что он, Никита, не голубой... да, это случилось; парень, лежащий сейчас сверху, судя по всему, не врёт - он, этот парень, действительно его, Никиту, сексуально поимел, но в понимании Никиты это был контакт исключительно физический, напрочь лишенный какой-либо внутренней - душевной - вовлечённости в действо... это был сугубо технический момент, и не более того, - так это видел-понимал Никита, наконец-то осознав-осмыслив, что его, пьяного, ночью поимели... конкретно поимели - в жопу!
     
     - Да, ты был пьяный, - улыбнулся Андрей, - и я этим воспользовался... я дважды, Никита, этим воспользовался: сначала я тебе вставил, а потом я тебе подставил... ну, ты был пьяный - ты ничего не соображал, и потому, наверное, ты натянул меня в зад с превеликим удовольствием... классно это сделал! Трахнул меня, ничего не соображая... - Андрей, глядя Никите в глаза, рассмеялся.
     
     - Я тебя тоже... тоже ебал? В жопу тебя ебал? - переспросил Никита, и глаза его вновь невольно округлились от удивления; собственно, Андрей об этом уже говорил - проговаривал это - в самом начале, когда отвечал на Никитин вопрос, кого они трахали, но акцент в разговоре переместился на пассивную роль Никиты, и потому Никита совершенно искренне удивился, на этот раз не просто услышав, а р а с с л ы ш а в то, что сказал-повторил ему Андрей.
     
     - Блин, ну что за слова! - Андрей, укоризненно качая головой, шутливо поморщился. - Ты не в жопу меня ебал, а в попу... или, если тебе не нравится слово "попа", совершил со мной анальный половой акт - анально меня трахнул, и сделал ты это с большим удовольствием... а до этого мы друг другу кончили в рот. И всё это было, Никита, лишь потому, что ты был пьяный - ты был беспомощный, ты ничего не соображал, а я этим нагло воспользовался... изнасиловал бедного мальчика - со всех сторон изнасиловал! Так получается? - В голосе Андрея прозвучала легкая, но вполне различимая ирония.
     
     Никита, не отвечая, смотрел на Андрея, и по взгляду Никиты Андрей видел, как Никита медленно переваривает - заново осознаёт-осмысливает - новую порцию информации о минувшей ночи... и эта новая информация для Никиты была куда важнее, чем информация предыдущая! То, что Андрей, воспользовавшись опьянением Никиты, мог совершить с ним половой акт - это было одно... а то, что Никита сам - сам! - трахал Андрея, причём делал это, как сказал Андрей, с превеликим удовольствием - это было совершенно другое... принципиально другое!
     В первом случае Никита был жертвой - никакой ответственности за совершенный с ним половой акт он, Никита, не чувствовал, потому что т а к о й акт для него, для Никиты, не мог быть сексом, а следовательно, сам Никита никаким образом не делался от такого траха голубым... здесь для Никиты всё было ясно и понятно. А вот во втором случае... если он, Никита, точно так же трахал Андрея, да еще и делал это с удовольствием, то это значит, что никакого принуждения не было, и не было никакого беспомощного состояния, а был самый настоящий секс - был взаимный трах... а перед этим они друг у друга сосали - брали в рот, один одному отсасывали... и он, Никита, от всего этого тащился - он испытывал удовольствие?


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

E-mail автора: beloglinskyp@mail.ru


Читать из этой серии:

» Проснись и пой. Часть 1
» Проснись и пой. Часть 2
» Проснись и пой. Часть 3
» Проснись и пой. Часть 4
» Проснись и пой. Часть 5
» Проснись и пой. Часть 7
» Проснись и пой. Часть 8
» Проснись и пой. Часть 9
» Проснись и пой. Часть 10
» Проснись и пой. Часть 11
» Проснись и пой. Часть 12
» Проснись и пой. Часть 13
» Проснись и пой. Часть 14
» Проснись и пой. Часть 15
» Проснись и пой. Часть 16
» Проснись и пой. Часть 17
» Проснись и пой. Часть 18
» Проснись и пой. Часть 19
» Проснись и пой. Часть 20

Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |









  © 2003 / КАБАЧОК