Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 21217 
страниц: 48799 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |








категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма

Я проверил двумя пальцами готовность ее влагалища - и завалился на нее. Конец мой вошел сразу, но все никак не получалось подобрать удобное положение для моего мокрого тела, зато Танюшка тихо завывала и охала, создавая атмосферу тепла и уюта. Я трудился над ней как заводной, опасаясь, как бы издерганные бегом мышцы не стало сводить. И как только я задергался и кончил, мою заднюю поверхность бедра свело с такой силой и болью, что потемнело в глазах. Конец мой сжался и бездарно выскочил из милого горячего влагалища во внешнюю тоску и муку. Все это отразилось у меня на лице. Танюшка быстро села и запричитала, "что такое там тебе не нравится и ты расстроен". - "Ногу, блин, свело, - я показал ей где, - лечить сейчас меня будешь". Я поцеловал ее в носик и лег на спину. Все, финиш:
[ Читать » ]  

Дениску тоже ничего не могло смутить. Он уже засовывал член второй раз. Девочка сглотнула и горло вздыбилось, принимая толстенный инородный предмет. Дениска вытащил пенис и вогнал снова, замерев. Он наклонился, закрыв пахом ноздри девочки и ждал, пока она не задергается, чувствуя, как горло сестренки туго стягивает член и доит его сглатывающими рефлексами. Марк тоже представил, что чувствует это, его яйца отяжелели и по внутренней поверхности бедер пробежали мурашки, предрекая взрыв. Дениска похлопал ладонью по утолщению на шее сестренки, она начала дергаться, и он вытащил член. Дальше он начал входить и выходить в теплый рот сестренки с постоянным темпом, постепенно запрокидывая голову вверх и задерживая дыхание. Марк переживал те же чувства, понимая, что разрядка близка.
[ Читать » ]  

Мы пришли в комнату. Света сидела и смотрела телевизор. Когда мы зашли, она подняла голову и увидела нас. Отец улыбался, а я красный как рак стоял рядом с ним. Света явно видела, что я в лифчике, но поддерживая отца тоже улыбнулась.
[ Читать » ]  

Я приехала в Москву
[ Читать » ]  

Рассказ №21085

Название: Повесть о Настоящем Мужике. Часть 3
Автор: Игорь Залетный
Категории: По принуждению, Фетиш
Dата опубликования: Суббота, 29/12/2018
Прочитано раз: 11732 (за неделю: 112)
Рейтинг: 37% (за неделю: 0%)
Цитата: "Настасья покорно обхватила головку члена губами и начала её сосать. Евсей начал двигать бедрами, проникая все глубже и глубже в рот, а затем в горло своей новой полюбовницы. Настасья уже поперхнулась раз, два. Но тут Евсей захрипел: "Глотай!!!" , и вогнал член на полную глубину: С тех пор, у них с Анастасией так и повелось. И называли это они: "Дать сахарку"...."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     "Ну, ладно, поцелуешь меня:" , Евсей, ухватившись за спинку кровати, подтянулся к ее изголовью, Настасью же, нажав на ее плечи, сдвинул к своим ногам. Теперь его член торчал напротив лица женщины. И вдруг он почувствовал, как маленькая ладошка хлопнула его по заднице. Евсей обернулся - сзади, рядом с кроватью стоял Колька; "Дядька, дай еще сахалку!". Евсей ухмыльнулся: "Щас я твоей мамке дам сахарку, а потом тебе. Только если не будешь нам мешать. Пойди, поиграй во дворе - потом получишь сахарок". Колька убежал во двор.
     "Ну, целуй!"
     "Куда?" , не поняла по деревенской простоте Настасья.
     "Залупу возьми в рот и пососи!" , сердито сказал Евсей.
     Настасья покорно обхватила головку члена губами и начала её сосать. Евсей начал двигать бедрами, проникая все глубже и глубже в рот, а затем в горло своей новой полюбовницы. Настасья уже поперхнулась раз, два. Но тут Евсей захрипел: "Глотай!!!" , и вогнал член на полную глубину: С тех пор, у них с Анастасией так и повелось. И называли это они: "Дать сахарку".
     
     Людмила
     Людмила Васильевна Кожемякина была женщиной серьезной, с рабфаковским образованием и решительным отношением к жизни. Когда ей понравился молодой завхоз Семен, она, не церемонясь, женила его на себе. Когда этот же Семен засмотрелся на молодую фифу из финотдела, она также решительно порвала и разошлась с ним. Но молодой женский организм, привыкший к семейным постельным радостям, требовал своего. И тогда Людмила решила, что никаких мужчин в ее жизни больше не будет. Она ушла в работу, в общественную жизнь и загружала себя до седьмого пота, так, что возвращаясь поздно вечером домой, могла только упасть на кровать в комнате коммунальной квартиры, чтобы утром рано вскочить и снова впрягаться в эту жизнь.
     Ее рвение не осталось незамеченным. Сначала ее выбрали комсоргом цеха, а потом рекомендовали в партию. И к началу войны она получила партбилет.
     Война ничего не поменяла в ее жизни. Она лишь больше металась, загружала себя разными делами. И, когда всех мужчин уже забрали на фронт, и в городке была объявлена женская мобилизация, Людмила одной из первых пришла на сборный пункт.
     Их собрали в истребительный отряд. Кого и что могли истребить эти девчонки, вооруженные охотничьими ружьями и мелкокалиберными винтовками из Осавиахима было непонятно. Но им под вечер дали задание выдвигаться на рубеж обороны. И выстроившись в колонну по четыре, 187 девчонок пошли выполнять свой долг перед Советской Родиной.
     Однако, одеты они были в форму бойцов Красной Армии, а Людмила получив непонятно от кого звание комиссара отряда, даже успела нашить на рукав красную звезду - знак комиссарского отличия.
     Три звена пикирующих немецких бомбардировщиков "Юнкерс-87" , летевших бомбить железнодорожный узел за их городком заметили колонну советских войск. И командир летчиков отдал приказ одному из звеньев накрыть колонну бомбами и добить оставшихся из пулеметов.
     Девчонки шли строем, громко напевая песню про советских танкистов. И когда три бомбардировщика вывалили на колонну свой смертоносный груз, никто даже не успел ни упасть, ни присесть. 182 женских и девичьих тела были в момент искромсаны, разорваны на куски или изранены до смерти.
     Две из тех, кто был в голове колонны и три в хвосте бросились бежать от этого кошмара неведомо куда - лишь бы подальше.
     Самолеты зашли на второй круг, и ударили по бегущим из пулеметов.
     Наверное, Людмилу защитил Ангел хранитель, или везучей она была, но осталась живой она из отряда одна, хоть и раненая легко в ногу.
     
     * * *
     
     Евсей проснулся рано - он любил летом рано вставать и слушать, как птицы только начинают перекликаться в роще. Анютка спала на соседнем топчане, сладко посапывая. Евсей поглядел на нее, умильно усмехнулся ее выражению лица и решил прогуляться к ручью, а заодно и набрать воды. Взяв ведерко, он вышел из дома сельсовета, и стал спускаться за холм к ручью.
     Вдруг он услышал треск в кустарнике за ручьем, и, оглянувшись в направлении звука, увидел за кустами силуэт человека в форме красноармейца, целившегося в него из винтовки.
     Звериный рефлекс бросил его на землю, а за тем он перекатился два раза, уходя с линии огня. Но тут он услышал пустой щелчок, и понял, что у нападавшего нет в винтовке патронов.
     Люба увидела немца за кустами, и, тут же сорвала с плеча винтовку (у нее единственной была настоящая армейская винтовка) и выстрелила в немца. Но ужас бомбежки, усталость блуждания всю ночь по лесу и рана в ноге вышибли из ее памяти то, что она расстреляла все патроны, стреляя по бомбардировщикам в попытке отомстить за погибший отряд.
     Затвор сухо клацнул, а немец вдруг куда-то исчез. И тут сбоку от нее раздался злой голос: "А ну, выходи падла и бросай винтовку, а то пристрелю!!!".
     Евсей зашел с фланга, убедившись предварительно, что придурок - один. И направив на него пистолет, приказал выйти и сдаться. Красноармеец хромая вышел из-за кустов, опираясь на беспатронную винтовку. И тут Евсей увидел на рукаве звезду.
     "А, сука, так ты еще и комиссар!!!" , заорал Евсей, готовясь пристрелить одного из тех, кто сгноил его родителей в Сибири.
     И тут с комиссара упала пилотка, и красивые каштановые волосы рассыпались по плечам.
     "Во, бля, баба" , удивленно пробормотал Евсей.
     "Ну, чё, давно комиссаришь?" , ехидно спросил он ее.
     "Второй день" , устало ответила женщина.
     "Ну, и какие успехи?".
     "Да, никаких, разбомбили немцы наш отряд. Одна я, да и то подраненная. Давай, уж, дострели, да и дело с концом".
     "А раньше где служила?"
     "На заводе работала - в городке".
     "Ладно, разберемся. Пошли! Давай-ка свою пукалку сюда!"
     "Да, чего тебе, она все равно без патронов, а мне тяжело идти - в ногу подранили".
     Евсей внимательно посмотрел на женщину. Былая злость уже прошла, женщина была симпатичная и ненависти к ней он уже не испытывал.
     "Ладно, пойдем. Иди за мной". Набрав воды, он повел женщину ко двору Настасьи, который был ближе всего. Завел женщину в баню за огородом и сказал веско:
     "Перевязать тебя надо первым делом, а то - подохнешь".
     Он кинул несколько лучинок в печурку баньки и подпалил их немецкой зажигалкой. Убедившись, что огонек разгорелся, подбросил несколько полешков. На печке всегда стоял вмурованный котел, наполненный водой, так что горячей водой раненая будет обеспечена.
     Евсей вышел из баньки и подошел к окну дома. Постучал в окошко. В окне показалось заспанное, но улыбающееся лицо Настасьи.
     "Наська, дай-ка бутылку самогона, да покрепче!" , тихо, но жестко проговорил Евсей.
     "Да, ты заходи, я и налью, и на стол соберу" , заулыбалась Настасья.
     "Ты, чё, не слыхала, чё попросил? Давай бутылку, живо!"
     Настасья обиженно надув губки подала бутылку.
     "Ну, а когда зайдешь-то?"
     "Вот в бане у тебя попарюсь и зайду! Только в баню не суйся, а то получишь у меня горячих!"
     Настасья сердито захлопнула окно.
     
     * * *
     
     Евсей сидел на нижней полке в бане, а на верхней сидела комиссарша.
     "Ну, так, перевязать тебя надо" , заявил твердо женщине Евсей.
     "А ты, что, доктор, что-ли?"
     "Ну, доктор - не доктор, а раны и по хуже твоих перевязывал и даже штопал".
     Людмиле стало всё равно - усталость и стресс после бомбежки брали своё.
     "Черт с тобой - лечи!"
     "Сапоги надо снять и штаны твои - военные!"
     Евсей аккуратно снял сапоги, поставил их в предбанник. Потом также тихонько, стараясь не потревожить раненую ногу, стянул штаны. Под штанами оказались мужские кальсоны! А ранение было в мякоть выше колена.
     "Черт, кальсоны надо снимать!"
     "Надо - так снимай" , устало сказала женщина.
     Евсей также осторожно снял с женских ног кальсоны, и, наконец, рана открылась во всей своей неприглядности.
     На летней жаре уже пошло нагноение, хотя пуля всего лишь процарапала кожу и чуть повредила мышцу.
     "Ну, принимай обезбаливающее" , сказал Евсей и налил в банный ковшик грамм 150 самогона.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

E-mail автора: izalet57@gmail.com


Читать из этой серии:

» Повесть о Настоящем Мужике. Часть 1
» Повесть о Настоящем Мужике. Часть 2
» Повесть о Настоящем Мужике. Часть 4
» Повесть о Настоящем Мужике. Часть 5
» Повесть о Настоящем Мужике. Часть 6
» Повесть о Настоящем Мужике. Часть 7
» Повесть о Настоящем Мужике. Часть 8
» Повесть о Настоящем Мужике. Часть 9
» Повесть о Настоящем Мужике. Часть 10

Читать также:

» Самые последние поступления
» Самые популярные рассказы
» Самые читаемые рассказы
» Новинка! этого часа


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |









  © 2003 / КАБАЧОК