Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 21048 
страниц: 48410 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |








категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма

Я чувствовала, что он напрягается, его вены по длине члена стали более четкими, я чувствовала, что оргазм сейчас накроет и его. Я обхватила головку губами и языком постаралась поласкать выход его канала. Но это было несколько секунд, и в мой рот начала выстреливать его нежная и вкусная сперма. Сделав два глотка, я приняла оставшуюся сперму в рот. Он стонал и глубоко дышал. У меня не хватало сил, чтоб закончить ему минет. Я выпустила головку из рта и остаток спермы нежно стекал на мою щеку. Я лежала и наслаждалась всем произошедшим. Я хотела еще и еще. Я не знала этого человека и его возможности. Я хотела проникновения в себя. Наполнения моей девочки. Массажа всей истомленной без члена женственности. Он перелег из нашей позы к моей голове, коснулся моих губ поцелуем и после тихо прошептал на ушко:
[ Читать » ]  

Мы продолжали танцевать. Рядом со мной - Таня, напротив - Инна в одних джинсах с обнажёнными грудями (очевидно, ещё до того как мы пришли, ей стало жарко, и она сняла кофточку) , а в центре круга - Оксанка. Оксанка танцевала очень сексуально, извиваясь змейкой под музыку, она, сведя коленки вместе, приседала и вновь распрямлялась, поочерёдно при этом проводя ладонями по обнажённым ягодицам. Через толстую ткань её маечки было видно, как уплотнились и выпирали соски, очевидно, её это саму заводило. Одна песня плавно перешла в другую, я увидел, что Лена слезла, наконец, с коленей Олега и присоединилась к нам, а Олег, согнувшись и зажав ладонью рот, быстро вышел из зала. "Совсем развезло беднягу, пить, явно, не умеет", - машинально среагировал я. Лене же, видимо, тоже "похорошело" и стало жарко, она сняла свитер, под которым, однако, был ещё чёрный лифчик, и осталась в нём. Тем временем, моё внимание вновь и вновь возвращалось к смелой (о, не то слово!) Оксане. Теперь она танцевала, выпрямившись во весь рост, красиво кружа плечами и тазом, при этом рукой она несколько раз "художественно" провела у себя по промежности.
[ Читать » ]  

А между тем парень отчаянно бился за глоток воздуха, и ему, наконец, удалось вырваться. Он отпрянул и, кашляя, упал на матрац. Но мужик настиг его и там, повалил на спину и уселся задницей на его лицо: - Не хочешь залупу обрабатывать - чисти жопу! Его задница елозила по лицу парня, наезжая дырой на его рот. Тот хрипел, пытался увернуться, но мужик задрал его ноги, раздвинул и со всего маха засветил ладонью по ягодицам: - Языком работай, сучка, глубже, энергичней! Я тебя не чувствую, шлюха!
[ Читать » ]  

Она натерла ноги, и я повернулся, мой член уперся прямо Оле в нос, она от неожиданности села на попу, и смотрела на меня снизу вверх.
[ Читать » ]  

Рассказ №21139

Название: Ступени возмужания. Ступень 7
Автор: Cokrat
Категории: Подростки, Инцест
Dата опубликования: Среда, 16/01/2019
Прочитано раз: 11371 (за неделю: 201)
Рейтинг: 60% (за неделю: 0%)
Цитата: "Открылось влагалище, сейчас он действительно открылось мне и солнечному свету. Случайно или намерено, но тетя легла лицом к солнцу, которое не преминула заглянуть в ее укромное место лаской тепла. На влагалище появилась капелька, но теперь оно было раскрыто, и капелька появилась под маленьким бугорком. Крошечный, горошиной, он выделился из плоти, под ним она и образовалась...."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Если кто, читая эти строки, подумал: коль баня, то обязательно произойдет то, что так любят описывать, начиная со Льва Николаевича Толстого, то он ошибается.
     Признаться, какие-то мысли в данном направлении и у меня возникли, когда я вдохновенно колол дрова. Тогда я еще не читал патриарха русской литературы, может быть и не он родоначальник сальных историй "банщика" - неважно, и без осведомленности на эту тему, в моем юном воображении поселилась тетя.
     Она лежала на пологе, а по ее обнаженному телу струйки влаги, то меж грудей, то по животу, в черном кудрявом треугольнике. Тетя их растирала ладошками, окуная пальцы себе меж бедер.
     Все так и было. Наверное, ярко описываю это потому, что видел, а не только мечтал. Но продолжения в манере характерной банной истории у меня с тетей не следует.
     В общем, начну сначала...
     Я наколол дров. Правда, дров и так было много - два метра высотой, в метр шириной и метров восемь в длину, поленницы стояли вдоль ограды тремя рядами, около них и притулилась баня.
     В Сибири редко топили углем, зима долгая, холодная и дрова заготавливали впрок. Очень часто, дальние поленницы, годами, не были востребованы. Но, кроме колотых и сложенных, солидной пирамидой дров, еще возвышались и березовые чурбаны, их мне тетя и предложила частично поколоть.
     Когда я, довольный собой, объявил ей о проделанной работе, она велела сложить их в поленницу, а для бани взять с другой.
     - На солнышке дрова должны высохнуть, дождями обветриться, - объяснила она мне. Я видимо сгримасничал, не помню, но за спину, как старый дед, держался точно, и она добавила: - Ничего, ничего! Тебе полезно:
     Иногда, тетя называла баню мыльней, на мой вопрос: "почему?" , она ответила, что дед кличет мыльней, и еще добавила: "по старинке" , но мне хватило и того, что дед называет.
     Так или иначе, мыльня или баня нагрелась быстро, тетя вышла из дома уже обнаженной и игриво прошествовала мимо меня с березовым веником. Я поспешил следом.
     То о чем мечталось, произошло. Тетя лежала на пологе, а я ее хлестал веником. Охаживал по всему телу. После, она уложила меня и отпарила, как следует. Мыло, вихотку на этот раз мы даже не взяли. Оказывается - до этого, я в бане мылся, а сегодня парился.
     На начало второго часа нахождения в мыльне, мои мысли были сосредоточены лишь на одном желании - глотнуть холодного зимнего воздуха или навечно поселиться в холодильнике, но я держался.
     - Все не могу больше, - проговорила она первая, скидывая с грудей потоки, то ли воды, то ли пота. - Пошли в ромашках купаться!
     То, что после бани, бывает, купаются обнаженными в реках, я видел в фильмах, даже зимой, в проруби моржуют, в трусах и купальниках - показывали, но купаться в цветах!
     Удивление проявилось на моем лице, тетя рассмеялась.
     - Глазенки-то раскрыл! Здесь недалеко, целое поле... Пошли, покажу.
     Если честно, то я готов был бежать куда угодно, только бы из бани и больше не наполнять легкие густым горячим паром. Мы вышли за ворота, даже не прикрыв калитки, пустились в противоположную от реки сторону. Там я еще не бывал.
     Тетя бежала красиво, ее обнаженная спина, сомкнутые, напряженные ягодицы, мелькали передо мной, открывая новую сторону огромного мира. Лесная нимфа вела меня по своим владениям. Если я был бы не настолько ленив в чтении, то, наверное, убоялся, что сейчас она обернется и превратит меня в оленя. Но, древнегреческих мифов я тогда не знал и безбоязненно наслаждался, поедая глазами ее тело в стремительном движении.
     Углубившись в лес, минуя его, тетя выбежала на поляну, усеянную ромашками.
     Это действительно было недалеко - высокие лиственницы скрывали от посторонних глаз залитый солнцем цветочный рай, где властвовали лишь два шмеля, но признав в тете хозяйку, они приветливо пожужжали и улетели.
     Пройдя по поляне, лаская ладошками ромашки, она обернулась, вскинула руки и упала на спину.
     - Иди сюда. Ложись, - услышал я, когда поляна ее скрыла.
     Я подошел, она потянула меня за руку, опрокидывая на себя и, перевернувшись, подмяла мягкими грудями.
     - Нравиться купаться? Я здесь часто отдыхаю, после парной.
     Я угукнул. Мне нравилось чувствовать, как ее соски терлись об мои. Одна нога тети была заброшена на меня - ее живот терся по "отличию". Пыльца от ромашек покрыла тетины еще влажные плечи и шею - она пахла полем, словно полевой цветок.
     - Голой? - почему-то спросил я.
     - Конечно, никого ведь нет. Я хозяйка! . . Хочу просто лежу, а хочу и поиграю немножко, - она обдала меня жарким взглядом, ожидая вопрос, который, естественно, последовал незамедлительно:
     - Как?
     - А как ты сегодня утром! Думаешь, если у меня нет того хоботка, как у тебя, так и поиграть не с чем?
     Я притих. В голове закрутилась куча предположений, сдобренных десятком вопросов, но я молчал, боясь спугнуть пока еще только-только начатое откровение.
     Огладив меня грудями, тетя потянулась рукой, сорвала ромашку, покрутила пальцами стебелек и откинулась на спину.
     - Чего молчишь? - спросила она, расправляя ей лепестки. - Раньше я здесь гадала, а теперь просто лежу и играю... Хочешь посмотреть?
     Я снова не ответил. Слова застряли у меня в горле, неважно даже, о чем они были, просто застряли.
     Тетя повернула ко мне голову и, немного обидчиво, прошептала:
     - Горюшко, не молчи...
     - Хочу... - наконец-то, вытолкнул я все не сказанные слова, одним комом.
     Она улыбнулась и шепнула мне в ухо:
     - Ложись валетом...
     Когда я расположился головой к ее ступням, тетя закинула одну ногу мне на грудь.
     Открылось влагалище, сейчас он действительно открылось мне и солнечному свету. Случайно или намерено, но тетя легла лицом к солнцу, которое не преминула заглянуть в ее укромное место лаской тепла. На влагалище появилась капелька, но теперь оно было раскрыто, и капелька появилась под маленьким бугорком. Крошечный, горошиной, он выделился из плоти, под ним она и образовалась.
     Ногой и одной рукой тетя прижала меня к себе, так, что я мог только смотреть, а вторую, с ромашкой, опустила вниз. Лепесток цветка окунулся в капельку и нежно обласкал бугорок, делая его влажным. Тетя издала тихий стон, снова обласкала его лепестками.
     Моему взору открылась маленькая розовая пещерка, она резко распахнулась и начала медленно сжиматься, орошая цветок, тихим постаныванием, из нее выталкивалась влага. Бугорок увеличился, стал малинового цвета и скинул с себя набухшую плоть. Тетя ласкала его ромашкой, выгибая спину и подставляя лучам солнца грудь. Ее нога на мне слегка подрагивала, я чувствовал сокращение мышц ее ягодицы у своего бедра.
     - Подуй на цветок, - прошептала она.
     Я сложил губы трубочкой и взворошил лепестки дыханием.
     Пещерка резко закрылась, вытолкнула влагу, открылась, снова закрылась. Тетя приподнялась, рука обхватила мой зад, сжимая до боли. Ее глаза смотрели на меня, меня не видя, она издала громкий стон и рухнула на спину. Нога на моей груди напряглась и обмякла.
     - Спасибо, Горюшко... - прошептала она, только через какое-то время, прислонившись горячей щекой к моему животу. - Давай поцелую.
     Не дожидаясь ответа, ее влажные жаркие губы обхватили мое "отличие" и втянули в себя. Я уставился в голубое небо, без всяких мыслей рассматривая проплывающее над нами кудрявое белоснежное облако. Тетя обласкала меня скользящим движением вниз до самого корня, вернулась к головке и кончиком языка, внедряя его в канал, пощекотала.
     Теперь выгнулся я. Мои руки, инстинктивно, хотели оттолкнуть ее голову, но она остановила меня, прижав их своими. Поглотив "отличие" , тетя замерла, давая мне излиться, только когда я перестал выгибаться и хрипеть от удовольствия, она выпустила его из сладкого плена, облизала губы и поцеловала в самый кончик.
     - Вкусненький. Так бы и съела, - проговорила она ему - не мне. Я лежал и смотрел в голубое небо, а надо мной, любопытствуя желтенькими глазками, склонились ромашки...
     У дома деда сибирская река петляла, поэтому мы не вернулись, а прошли через поле и вышли к берегу. Было удивительно идти по лесу совершенно голым. В моем воображении вплыли какие-то обрывки знания о первобытном обществе, к моему стыду, в основном почерпнутые из телевиденья и кино.
     Тогда в нашем городе только-только включили еще один канал Москвы, и теперь их было два, третьим - местное телевиденье. Для моего поколения, это было что-то вроде интернета сейчас, мы часами просиживали у голубого экрана. А если у кого был "цветной телик" , то подчеркивали напечатанную в газете телепрограмму, - буквально все, что имело приставку "цветной" , даже вечерние новости "Время" - и смотрели, смотрели.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

E-mail автора: vers65@bk.ru


Читать также в данной категории:

» Школьный гербарий. Часть 5 (рейтинг: 77%)
» Так все началось (рейтинг: 83%)
» Рецепт. Часть 3 (рейтинг: 50%)
» Яблоко от яблони (полная версия). Часть 6 (рейтинг: 40%)
» Лунная дорожка Юльки Лабуды-3. Часть 3 (рейтинг: 28%)
» Веранда (рейтинг: 83%)
» Игра. Часть 6. Таинство (рейтинг: 68%)
» Писька-37 или Робкина мама (рейтинг: 50%)
» Бабушка, внук и страпон (рейтинг: 23%)
» Запретная Любовь. Часть 3 (рейтинг: 44%)


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |









  © 2003 / КАБАЧОК