Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 20965 
страниц: 48219 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |








категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма

Я могу сказать точно что это непередаваемое ощущение когда ты сама по буквально по миллиметру насаживаешься на хуй здоровенного мужика, оставаясь девственницей и есть сокровенная мечта любой девственницы или мазохистки. Мы ещё долго с ним делали самые сумашедшие вещи о чём я не расскажу никому, во первых потому что долго, во вторых стыдно, да и всё равно не поверите. Жалею только об одном - что не забеременела и вышла за него замуж. Я уже не могла остановиться и пошла со своими новыми знаниями перебирать мужиков. Но больше мне ни с кем не было так хорошо и сумашедше.
[ Читать » ]  

Он пальцами раздвинул ее нижние губки и по одному засунул шарики во влагалище. Ничего не произошло. Тиэль задёргалась снова пытаясь вырваться. Но тут заработали шарики. От каждого движения они перекатывались, вызывая у нее желание. Сначала слабое, затем всё сильнее. Она попыталась замереть. Но шарики уже не возможно было остановить, они шевелились даже от вздоха. С каждым вздохом ее пронзало непреодолимое желание. Тинэль стало казаться, что если лорд не овладеет ею, то она умрёт.
[ Читать » ]  

Ирене Самсоновне вдруг очень сильно захотелось стать настоящей женщиной и она решила сделать для этого всё, что от неё зависит.
[ Читать » ]  

Я стал чаще проникать головкой под губки, а потом и вовсе нырять ею в вагину подруги. Сначала только одной головкой, а потом все глубже. Девочка гладила себя в трусах, а мне очень хотелось попросить ее потрогать мой член, но я боялся спугнуть ее, поэтому продолжал делать глазами знаки подруге, пока она наконец не поняла, что я от нее хочу. "Дотронься до нас" - сказала она девочке. "Ну смелее же". Девочка медленно вынула руку из своих трусов и дотронулась по Женькиной промежности. Мы прекратили свои движения и оба наблюдали за действиями девочки. Она водила кончиками пальцев по Женькиным губкам, старательно избегая касаться моего наполовину погруженного в Женьку члена. Мы ее не подгоняли и наконец она решилась, сначала коснувшись его, а потом слегка обхватив ладонью. Теперь она водила рукой по обоим нашим органам, ощупывая место их соединения. Я закусил губу, чтобы не застонать от удовольствия, и по Женькиному лицу я видел, что она ощущает то же самое. Сознание необычности ситуации завело нас до предела, Женька текла как никогда прежде.
[ Читать » ]  

Рассказ №21075

Название: Ступени возмужания. Ступень 12
Автор: Cokrat
Категории: Подростки, Инцест
Dата опубликования: Среда, 26/12/2018
Прочитано раз: 11299 (за неделю: 171)
Рейтинг: 45% (за неделю: 0%)
Цитата: "При этом она еще выгнула поднятые руки как-то так, что ее груди прижались друг к другу, живот втянулся, лобок обозначился курчавыми волосиками. Ноги были плотно сомкнуты. От великолепной картины обнаженного женского тела, мое "отличие" подскочило и сделало легкий реверанс тетиной красоте. Естественно, это не ускользнуло от карих бесенят Наташки. Краем глаза, я увидел, как они приковались ко мне, точнее к моей нижней половине - "отличие" снова сделала реверанс. Она даже не удивилась, что передо мной тетя встала обнаженной. Сейчас Наташку интересовало мое "отличие"...."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Похоже, поторопился. Во-первых, вокруг ивы надо было бежать в другую сторону, тогда бы я оказался к Наташке и тете там, где моему взору открылись бы две обнаженные спины, ну и все что к ним ниже прилагается, в обрамлении песка и солнца, а не две головы, уложенные подбородками на руки, локтями ко мне. Во-вторых, сам бы не попал им на глаза, почти в упор. Словно на расстрел, особенно карими бесенятами.
     Дело в том, что когда я ползал, осваивая партизанскую науку, мои семейные трусы выдали меня, забились сырым песком, что тетя не преминула заметить.
     - Наташ, он не подглядывал, он - подслушивал! - немного повернувшись к ней, сказала она. - Видишь на трусах мокрый песок. А мокрым, он может быть только под ивой. В жару она плачет, и там сыро... Что с ним делать будем?
     - Пусть под нее обратно лезет! - фыркнула Наташка и опустила лицо на руки.
     - Иди сюда, - позвала меня тетя.
     Я подошел. Не вставая, она протянула руки и сдернула с меня грязные трусы. Ладошкой стряхнула с волос лобка, моего безынициативного "отличия" , прилипший песок и заставила переступить ногами через спущенные темно-синие "паруса".
     Это было несколько неожиданно - для Наташки, из-под ее рук и, якобы опущенной на них головы, я отчетливо увидел один карий глаз. Тетя не видела, - знала, Наташка смотрит, поэтому она немного дольше, чем того требовала необходимость, повозилась с моим "отличием". Со стороны это выглядело - даже не знаю, ну как мать отряхивает измызгавшегося сына или бабушка - внука. Если, конечно, не брать в расчет, что от движений ее ласкающей ладони "отличие" стало приподниматься.
     Как только оно приобрело вид "не юноши, но мужа" , тетя, двумя сомкнутыми пальцами, легонько шлепнула по кончику и сказала:
     - Иди, в реке обмойся...
     Наташка отвернулась. Не удержалась - хмыкнула.
     Это было наказание и, по лукавому выражению глаз тети, я его заслужил. Что ж - развернулся и пошел к воде, теша себя мыслю, что вернусь к ним голым. Грязные трусы тетя откинула к мостику для постирушек, подтверждая или скорее утверждая и постановляя.
     Я окунулся, но далеко заплывать не стал. Лег на мелководье. Теперь я не слышал, что говорила тетя Наташке, зато хорошо их видел. Точнее черную и русую головы. Тетя расплела клубок, а Наташка вообще никогда не их заплетала, - у нее были волосы до плеч, с прямым пробором и концами колечками. Как только, я удалился на приличное расстояние, Наташка повернулась к тете и стала ее допытывать.
     О чем? Думаю, я тогда правильно догадался. Они говорили о моем отличии от девчонок. Может, не конкретно о моем, но в общем, - уж точно. Наташка так была увлечена расспросами. Совсем забыла, что мне ее видно, приподнялась на локтях, предоставляя моим глазам груди. Заразительно засмеялась. Мне стало интересно, и я направился к тете.
     Как только вышел из воды, стал приближаться, их оживленная беседа прекратилась. Наташка снова отвернулась, делая вид, что загорает. Словно уснула на солнце. Приблизился, но ложиться на песок не стал.
     И вовсе я не такой наглый, как можно подумать. Честно, хотел лечь рядом с ними, но поднялась тетя. Встала во весь рост, ко мне лицом - естественно, и всем остальным - вскинула руки вверх, сплела над головой пальцы и произнесла:
     - Пойду, окунусь...
     При этом она еще выгнула поднятые руки как-то так, что ее груди прижались друг к другу, живот втянулся, лобок обозначился курчавыми волосиками. Ноги были плотно сомкнуты. От великолепной картины обнаженного женского тела, мое "отличие" подскочило и сделало легкий реверанс тетиной красоте. Естественно, это не ускользнуло от карих бесенят Наташки. Краем глаза, я увидел, как они приковались ко мне, точнее к моей нижней половине - "отличие" снова сделала реверанс. Она даже не удивилась, что передо мной тетя встала обнаженной. Сейчас Наташку интересовало мое "отличие".
     - Ну, я пошла, - проговорила тетя.
     Мимолетно, движением снизу вверх, она огладила ладошкой "отличие" , оно вскинулось и несокрушимо замерло.
     Сибирская Афродита удалялась навстречу речной волне - омыться в пенистых водах и вернуться обновленной, а я стоял, как юный бог Солнца Аполлон, и не было даже фигового листика, чтобы прикрыться от карих бесенят золотоволосой Гебы.
     Повторяю - это я сейчас так лихо выкрутил, про дочь Зевса и Геры богиню вечной юности, тогда я о ней ничего не знал, но разве оно что меняет?
     Наташка на меня смотрела, как богиня с Олимпа на своего суженного полубога Геракла. Точно вам говорю! Принимая позу сфинкса, она пододвинулась ко мне. Плотно сомкнув коленки, уперев ягодицы на пяточки, протянула руку и дотронулась.
     - Ой! Он сейчас лопнет...
     Еще бы не лопнул! Я полагал - сойду с ума. "Отличие" подпрыгнуло и закивало ее продолговатой, изящно изогнутой кисти, с длинными пальчиками, как жеребец в цирковом поклоне. Если б меня не охлаждала одна мысль: "Резкая перемена в Наташке, результат беседы с тетей или взяло верх любопытство?" , - наверное, я бы разрядился прямо ей в лицо. Мне пришлось его схватить и отвести...
     - Сегодня, ты уже дрочил? - неожиданно спросила она, прищурив карих бесенят.
     - Нет...
     Вопрос меня озадачил, на него я ответил автоматически: Делал? Конечно, не делал! Я вообще этим не занимаюсь! И только потом до меня дошло, что Наташка не спрашивала меня: "делаю ли я?" , она спросила "сегодня, ты уже делал?".
     - Подрочи... - прошептала она. - Тетя сказала: терпеть вредно. Болеть будет, если не подрочишь. Она мне книгу об этом дать обещала.
     - А ты?
     - Я... - Наташка сделала паузу. - Я потрогаю его. Можно? Он так смешно подпрыгивает!
     - Я тоже хочу тебя потрогать.
     - Где?
     Хотелось сказать: где золотистый пушок, но, Наташка сидела очаровательным сфинксом, плотно сомкнув колени, и доступа к нему не было, зато груди она уже открыла, не стесняясь, показывала.
     - Сосок... - ответил я.
     - Только, я вставать не буду...
     Наташа развернулась вполоборота, грудью под мою руку, а сама ладонью осторожно огладила мое "отличие". Оно потянулось за ее тонкими пальцами. Я сделал ладонь лодочкой, Наташка доверчиво положила в нее левый сосок, он потерся об мою кожу, набух.
     - Ну, дрочи - шепнула она, прислонившись пылающей щекой к моей руке, что держала ее грудь.
     Я был уже на грани, и упрашивать меня долго было не надо. Ухватив "отличие" ладонью другой руки, я оголил головку...
     Наташкины карие бесенята раскрылись до придела, она наблюдала, как я, то скидывал крайнюю плоть, то накидывал, пока не стрельнул белым сгустком, из-под пальцев на песок полилось тягучими каплями. Запрокинув голову, я прорычал что-то нечленораздельное.
     - Тебе хорошо было? - спросила она, когда у меня перестали подрагивать ноги от наслаждения.
     - Как тебе утром...
     - Дурак! Отпусти! Тетя идет...
     Я убрал ладонь, высвободил маленький розовый сосок, Наташка быстро распласталась на песке, спиной к солнцу, и отвернулась.
     От реки, словно прогуливаясь, не спеша шла тетя. Собирая мокрые волосы, отжимая, она посмотрела на мое сдувающееся, "отличие" , с перламутровой капелькой на кончике, улыбнулась.
     - Ступайте купаться. Вода - прелесть...
     Наташка надулась. И что, я такого сказал? Но, как только тетя спросила: "не натворил ли я чего? Пока ее не было" , - она предпочла помотать головой в отрицании и побежать к реке. Наташкины ягодицы, красные от легшего на белую кожу свежего загара, красиво переминались от передвижения, бедра немного раскачивались. Созданный быстрым бегом встречный ветерок приподнимал с ее плеч русые волосы...
     Первый раз я увидел, как бежит девчонка. Конечно, и в школе, и во дворе, они, девчонки, не всегда ходили пешком, - носились, как угорелые, но вот так, обнаженной с перекатами мышц буквально по всему легкому стройному телу! Причем, покрытые естественной жировой прослойкой, мышцы не выпирали как у мужика, плавно толкали ее тело вперед. Наташка летела, лишь слегка касаясь маленькими ступнями песка.
     А как вошла в воду! Осторожно, раскинув руки, толкая волну ножками. Когда река обласкала ее красные от загара ягодицы, Наташка вздрогнула, остановилась и, рывком, сделала несколько шагов. Волна захлестнула ее спину, грудь, она как бы уперлась ладошками о воду, приподнялась на цыпочки, выкинула руки вперед и легла на волну. Перевернулась на спину и, плавно работая ножками, поплыла. Все это было так естественно, так органично с окружающей нас природой, что я залюбовался.
     Наташка, Наташка! Как она легко и свободно чувствовала себя обнаженной. А ведь только вчера сидела в "ГАЗике" и комкала подол платья. Раскрылась бутоном цветка под лучами солнышка. Расправила незабудка-пригожница нежные лепестки, заблагоухала. И с чего бы? . .


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

E-mail автора: vers65@bk.ru


Читать также в данной категории:

» Клава (из цикла "Воспоминания дяди Яши"). Часть 1 (рейтинг: 44%)
» Семья. Часть 5. Юлька и Ксюша (рейтинг: 50%)
» Биология. Часть 6 (рейтинг: 88%)
» Психотерапия. Часть 3 (рейтинг: 78%)
» Наталья Анатольевна. Любимая учительница и первая женщина. Часть 6 (рейтинг: 43%)
» Пятое время года. Часть 18 (рейтинг: 89%)
» Первый поцелуй. Часть 3 (рейтинг: 86%)
» Папа или братья-2? Часть 4 (рейтинг: 76%)
» Долгожданная встреча (рейтинг: 80%)
» Павлуша (рейтинг: 86%)


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |









  © 2003 / КАБАЧОК