Библиотека   Фотки   Пиздульки   Реклама 
КАБАЧОК
порно рассказы текстов: 20792 
страниц: 47821 
 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | реклама | новые рассказы |








категории рассказов
Гетеросексуалы
Подростки
Остальное
Потеря девственности
Случай
Странности
Студенты
По принуждению
Классика
Группа
Инцест
Романтика
Юмористические
Измена
Гомосексуалы
Ваши рассказы
Экзекуция
Лесбиянки
Эксклюзив
Зоофилы
Запредельщина
Наблюдатели
Эротика
Поэзия
Оральный секс
А в попку лучше
Фантазии
Эротическая сказка
Фетиш
Сперма
Служебный роман
Бисексуалы
Я хочу пи-пи
Пушистики
Свингеры
Жено-мужчины
Клизма

Время от времени Соня ложила руку на бедро Олега и то замедляла его движения почти до нуля, то наоборот, на короткий промежуток времени заставляла парня драть ее в полную силу. Сама же она все это время стояла как вкопанная, сохраняя свое положение. Единственное что она делала - это время от времени она закидывала руку себе на попку, разводя ее в стороны и, смотря через плечо, не отводила глаз от Олега. Наслаждалась его видом, его удовольствием. И давала ему полюбоваться, увидеть результат своих усилий.
[ Читать » ]  

- Марат, говоря это, снова оказался на кровати - аккурат напротив ягодиц Артёма; в полумраке очко Артёма матово темнело небольшим кружочком, и Марат, выдавив из тюбика на палец вазелин, подушечкой пальца мягко прикоснулся к туго стиснутому отверстию, почувствовав, как мышцы сфинктера под пальцем конвульсивно дёрнулись, зашевелились. - Что - приятно? - тихо засмеялся Марат, делая пальцем плавные круговые движения - втирая вазелин Артёму в наружную область сомкнутого входа.
[ Читать » ]  

Лешин член приятно сжимала какая-то пульсация внутри ее тела. Юноша замер, растворяясь в еще одном новом для него чувстве - глубокого умиротворения, удовлетворения, счастья.
[ Читать » ]  

Марине было восемнадцать лет, когда родители неожиданно развелись. Отец ушел, оставив бывшей жене и дочери двухкомнатную квартиру на Юго-Западе Петербурга. Гости стали нечасто бывать здесь, знакомых у самой Веры было немного, а к дочери лишь изредка забегали подружки. Только большой сибирский кот по прозвищу Маркиз скрашивал длинные скучные вечера, наполненные мерцанием голубого экрана телевизора.
[ Читать » ]  

Рассказ №21025

Название: Ступени возмужания. Ступень 3
Автор: Cokrat
Категории: Подростки, Ваши рассказы
Dата опубликования: Воскресенье, 09/12/2018
Прочитано раз: 9809 (за неделю: 106)
Рейтинг: 52% (за неделю: 0%)
Цитата: "Вечер прошел тускло. В доме не было ни радио, ни телевизора, - цивилизация как бы замерла вместе с дедом. ..."

Страницы: [ 1 ] [ 2 ]


     Вечер прошел тускло. В доме не было ни радио, ни телевизора, - цивилизация как бы замерла вместе с дедом.
     Высокий, кряжистый дед, несмотря на свои девяносто, был сильным и подвижным мужчиной, вернулся с обхода участков, что недалеко, почистил ружье. Поужинали - ели мы все вместе, так им было заведено, и он лег спать. Да и я, в тот вечер, больше него походил на старика. Пережитое за день меня утомило, клонило ко сну, и я вяло крутился возле тети, собирающей на завтра рюкзаки.
     Если кто думает, что моя тетка такой таежный таежник - ошибается, но тайга есть тайга, она требует к себе уважения и тщательного подбора необходимого. Один рюкзак она собрала для себя, другой для меня - поменьше. Примус, сухой спирт, котелок, соль, спички, - достались в ношу мне. Палатка, ружье ижевского завода двенадцатого калибра, брезентовый патронташ, бинокль, кампос, она уложила к себе.
     Ходики с кукушкой прокуковали десять, тетя передернула гирьки и велела идти спать, - в шесть подъем. Она встанет раньше - надо за скотиной прибрать корову подоить.
     Утром, у моей койки уже стояли кожаные с мягкой подошвой сапоги, брюки и куртка из тонкого зеленого брезента, шерстенное трико под них и свитер. Когда вышли, погода была ясная солнечная, и я быстро сопрел в своем снаряжении. Начал задавать вопросы зачем? Лето ведь! Но тетка только и отвечала: "тайга".
     Действительно, к вечеру, когда мы добрались до участка за номером шесть, уйдя довольно далеко от реки, вглубь леса, погода сменилась. Вокруг, в основном высокая, лиственница зашумела, закачалась, крупные капли стали пробиваться через ее крону, и хлынуло. В густом лесу и так не очень-то светло, а тут и вовсе потемнело.
     - Костер не развести, палатку на угли не поставить - сыро, - произнесла тетя. - Ладно, расположимся под этим деревом. Раскидываем палатку...
     Помощник из меня, если честно, плохой, я больше мешал. Дождь припустил. В общем, промокли мы основательно. Под тонким брезентом мое трико и свитер стали влажными и подавая тете из рюкзака примус, сухой спирт, охотничьи спички, я уже стучал зубами.
     - Замерз? - спросила она.
     Я лишь помотал головой, - отрицая. Сказать "нет" не позволяли вышедшие из подчинения губы.
     - Залазь в палатку и раздевайся.
     - Как?
     - Так! Не хватало нам еще соплей!
     - Совсем?
     - До сухого.
     - Но:
     - Вот и раздевайся!
     Палатка одноместная, даже мне - мальчишке, она была мала. К тому же, у меня не было навыка в таких делах - повошкался я довольно долго. А может, я неожиданно застеснялся и тянул время.
     Такие моменты не забываются, и, через много лет, могу сказать точно, - застеснялся, потому, что мое отличие от девчонки скукожилось, совсем куда-то втянулось. Висел лишь сморщенный хоботок. Не то, что в бане - где мой колышек распаривался, принимал приемлемые, для моего детского понимания, размеры.
     Пока я размышлял на тему мужского достоинства, - казать или не казать, тетя промокла окончательно. Дождь разошелся не на шутку. Если по началу, она еще пыталась согреть в котелке воды для чая, то потом передумала. На сухом спирте она вскипятила кружку, сыпанула туда сахара и подала мне.
     - Пей.
     Слова ее были отрывистые, быстрые и подразумевали приказы. Естественно я подчинился. Но взять горячую железную кружку, - это, я вам скажу, не так и просто! Особенно когда руки трясутся в такт стуку зубов.
     - Горе ты мое! Сейчас!
     Поставив кружку на приклад ружья, что было первым, даже вперед меня, положено в палатку, она запахнула вход. Через какое-то время он открылся, и тетя полностью обнаженная вползла ко мне. Она была мокрая, на сморщенных сосках висели капельки дождя - это я запомнил.
     Держа кружку, тетя поила меня с рук, а я, обжигаясь сладючим взваром, глазел на ее грудь, заглянуть ниже не позволяла близость к ней.
     - Поворачивайся на бок, - велела она, отставляя пустую кружку, ложась между мной и патронташем.
     Рискуя остаться косым, я повернулся, скорее, извернулся - нижняя часть меня к ней и лицо тоже. Но низа, все равно, было не видно.
     - Отвернись! - снова велела она. - И прижмись...
     В палатке места почти не было, и, по моему разумению, я и так лежал к ней вплотную, поэтому, выполнил только первый приказ. Но оказалось, - нужно прижаться.
     Тетя обхватила меня и придавила к себе.
     Я впервые в жизни узнал, что такое тепло женщины, и какая оказывается печка у нее между бедер. Моя холодная задница попала в горячий рай, а вот груди у тети оказались холодными с твердыми сосками. Она прижала их к моей дрожащей спине, ее рука опустилась к моему отличию от девчонки. Сделав ладошку домиком, тетя накрыла его, - по моему телу побежали мурашки, горячие, словно их кто подогрел.
     - Замерз как цуцик! А мотал головой, - проговорила она за спиной.
     - Цуцик - это кто? - спросил я, чувствуя как мое отличие от девочки осваивается в женской ладони, распрямляется и начинает, то ли подзуживать, то ли зудеть. В общем, тереться о теплую тетину руку.
     - Щенок. Щеночек... Трясешься весь...
     Так мы и лежали, прижавшись друг к другу. Постепенно, согретый теплом тети, я перестал клацать зубами, а мое отличие от девчонки совсем освоилось в ее ладони и стало себя настойчиво проявлять.
     Я боялся шелохнуться, а вот оно наоборот сначала окрепло, а потом запульсировало, норовя скинуть крайнюю плоть, потереться оголенной головкой. Все это происходило не по моей воле, - само собой. Тетя прижала руку сильнее, но "отличие" стало нагло отталкивать ее ладонь, требуя свободы.
     Дождь бил по палатки и успокаиваться не собирался.
     - Понравились рассказы Бунина? - неожиданно спросила она.
     Я ворохнулся. Вспомнив про "нельзя сюда" мое отличие от девчонки ударило ей в ладонь красноречивым ответом. Сам же я что-то пробурчал, - не помню что, но неопределенное. Тетя, видимо, все поняла и попыталась успокоить меня.
     - Дождь теперь к утру только кончится, не раньше. Давай спать.
     Я угукнул. Так мы лежали долго, или мне показалось. Время пульсировало в моей крови, толчками в "отличие". Руку тетя не убрала. Она попыталась немного ее отстранить, но "отличие" потянулось за ладонью, словно привязанное.
     - Так ты не уснешь, - прошептала она, даже не мне, а сама себе.
     Я притих. У меня было ощущение, что сейчас произойдет нечто такое, что разделит мою жизнь на "до" и "после". В размышлении, тетя тоже молчала. Слышно было только ее дыхание, горячее, как и вся она. Ее рука практически не шевелилась, но мое "отличие" от девочки уперлось в теплую женскую ладонь.
     Немного трения и крайняя плоть съехала вниз.
     - Не оборачивайся и молчи, - приказала она.
     Это не был шепот, - какие-то ласковости, которые, впоследствии, я много раз слышал от женщин в такие моменты, - это был приказ. Простой, грубый, вызванный необходимостью. Несмотря на умение обходиться с ружьем, тетя была совсем не воинственная. Ее голос редко имел волевые нотки особенно по отношению ко мне, но сейчас, видимо, она так видела обстановку. Нужно и все...
     Ее ладонь сжала мое отличие от девочки и быстро сделала несколько движений. Я дернулся и застонал. Моя рука, инстинктивно опустилась зажать крайнюю плоть. Исходя из своего первого опыта мастурбации, я полагал это надо обязательно, но тетя прижала мою руку локтем, и не дала ей достичь цели.
     Белая жидкость свободно прыснула из головки с оттянутой крайней плотью. Я не видел, но я уже знал, что она белая.
     Переживая совершенно новые ощущения, - это было приятно даже не из-за того, что тетя полностью руководила процессом, хотя и это тоже, но главное я понял, как же хорошо, когда в последний момент ты отпускаешь свое отличие от девочки в свободный полет и не стесняешь его ничем - даже крайней плотью.
     - Спи...
     Услышал я за спиной. По телу растеклось тепло, усталость смежила веки. Уже сквозь сон, я почувствовал, как рука тети обтирает мое "отличие". Ее ладонь была словно бархотка.
     Тетя потерла крайнюю плоть пальцами, пока оно окончательно не опало, соорудила из ладони домик и снова накрыла, выдохнув:
     - Горе ты мое...
     Я спал как убитый, свежий воздух всегда действовал на меня усыпляюще. Открыл глаза - утро. Брезент потолка палатки нагрело солнышко, в лесу пели птицы, радуясь умытым деревьям на разные голоса. Дождь кончился, снова стало тепло.
     Тети рядам не было. Я выглянул наружу. Моя одежда висела на ветвях дерева, вблизи разведенного костра. Над огнем, в котелке, кипятком булькала неоткрытая консервная банка гречневой каши.


Страницы: [ 1 ] [ 2 ]

E-mail автора: vers65@bk.ru


Читать также в данной категории:

» Я и моя сестра (рейтинг: 75%)
» Женщины с Венеры, а мы с Марса (рейтинг: 0%)
» История совращения (рейтинг: 86%)
» Моя история. Часть 6 (рейтинг: 88%)
» Три счастливых дня-2 (рейтинг: 37%)
» Летняя практика. Часть 4 (рейтинг: 37%)
» Трости бля (рейтинг: 36%)
» Моя история. Часть 3 (рейтинг: 88%)
» На море (рейтинг: 69%)
» Соседка. Часть 3 (рейтинг: 61%)


 | поиск | соглашение | прислать рассказ | контакты | новые рассказы |









  © 2003 / КАБАЧОК